Что держит веси на плаву… река Нагольная (продолжение)

Здесь мой дом

На правом берегу реки Нагольной стоит небольшой хуторок Второй Морозовский. В нем осталась всего одна улица. Увидев большой красивый дом, решили познакомиться с хозяевами поближе.
Здесь живет семья Чаленко. Пообщались с самой старшей из них, можно сказать старожилом хутора, Натальей Анисимовной. Она застала и войну, и лучшие времена для хутора. Родилась она здесь, родители приехали сюда из Полтавы.
Когда началась война, Наталье Анисимовне было всего 12 лет. Дети работали на полях, пропалывали вручную междурядья, сеяли зерно. При всем при этом нельзя было взять ни одного зернышка. За это могли посадить, срок стабильный – 10 лет, хоть за горстку, хоть за мешок. Для этого был поставлен над ними специальный человек, попросту – надзиратель. Есть было нечего, что только детвора не находила себе в качестве пропитания. В ход шли соцветия растений, деревьев, какие-то корешки в форме луковиц, многое еще, что мне не удалось понять (бузелыки, базлючки, калачики и др., надеюсь, читателю эти названия знакомы). Расталкивали в ступках кочерыжки от кукурузы и пекли что-то в виде лепешек.
В годы войны был случай, который Наталье Анисимовне запомнился больше всего. Пришли немцы и начали тарабанить в двери, родители замешкались и не сразу открыли. Мать, как всегда, легла с перевязанной головой (немцы боялись тифа и, если видели лежащего в постели человека с мокрой тряпкой на лбу, в хату не входили). Отец пошел открывать, маленькая Наталья спрыгнула с печи и пошла вслед за отцом. Когда дверь отворилась, немец уже наставил свой автомат на хозяина дома, разозлившись за ожидание. Отец служил в Румынии, немного знал язык, поэтому сразу заговорил на румынском. Это его и спасло от неминуемой смерти. Порывшись в сундуках, румыны ушли, сказали, что ищут партизан (в сундуках?).
Всё проходит, война кончилась. Самое главное – мы победили! Послевоенные годы были тоже тяжелыми, но люди были счастливы. Может, голодные и босые, но счастливые. Постепенно восстановились хутора, жизнь пошла своим чередом. Колхозники растили хлеб, была построена конеферма, было и несколько отар овец. К сожалению, от бывших ферм ничего сейчас не осталось. Многие занимаются домашним хозяйством, кто-то ездит на заработки, есть те, кто уехал навсегда.
Сын Николай с невесткой Валентиной решили заняться своим делом – пчеловодством. Его отец всегда держал пчел для семьи. На тот момент у Валентины и Николая было большое хозяйство. Они выращивали скот, продавали его и покупали все необходимое для пчелиного бизнеса. С 1991 года постепенно дошли до 300 семей. Где только супруги Чаленко не бывали. Ездили со своим медом на ярмарку в Питер, Москву, Краснодар, Сочи. Сейчас все проще, есть посредники и постоянные покупатели.
В зимнее время многие перевозят пчел на юг, также поступают и Чаленко. Однажды в ущелье, где стояли улики, прорвало дамбу. Волна шла в два метра высотой. Почти все унесло в море. Из 307 семей выжили только 67. Это, конечно, трагедия для своего дела. Но наши герои не привыкли унывать. Собрались с силами и постепенно все восстановили. Молодцы, ребята! Здоровья всем Чаленко из Второго Морозовского.

Благодатная свадьба четы Вакуленко

В с. Верхнесвечниково мы познакомились с очень интересной семейной парой. 8 марта Вакуленко отметят свой общий юбилей. Только вдумайтесь: семьдесят лет совместной жизни! Такое сейчас большая редкость!
Спешу представить вам их: Иван Васильевич и Нина Антоновна Вакуленко. Они одногодки. Жили рядом, в соседних деревнях, но до свадьбы не виделись, как-то так сложилось. У обоих были большие семьи, много забот и проблем. У Нины Антоновны в семье было 13 детей. Отец не вернулся с фронта, мама одна справлялась. Нина стала работать еще во время войны.
У Ивана Васильевича рано умерла мать, отец вернулся с войны инвалидом. Тогда Ивану было 16, братья и сестры мал мала меньше. Ему даже дали бронь, пока не подрастет младший брат. Поэтому в армию наш герой пошел в 1952. Много об этих временах говорил Иван Васильевич, но хочется рассказать о семье, у которой на носу юбилей.
Познакомились молодые случайно: брат Нины Антоновны был знаком с Иваном Васильевичем и предложил зайти в гости. Так и сделали. Поговорив немного с Ниной, Иван сразу предложил ей замуж, в первый же день знакомства – это любовь с первого взгляда. Господи, как же это романтично! Правда, свадьбы не было. Молодые нарядились и пошли вдвоем в соседнее село, расписались и вернулись обратно. Вот и вся романтика. Родили и вырастили троих деток, всю жизнь трудились в колхозе. У каждого за плечами более 40 лет трудовой деятельности, причем в селе легкой работы нет, как вы знаете. Оба имеют звания ветеран труда и труженик тыла. Нина Антоновна работала дояркой, свинаркой, пасла овец. 20 лет трудилась на пекарне. Иван Васильевич 47 лет посвятил земле. Работал механизатором, трактористом, завтоком.
Кроме всего прочего, семья Вакуленко успевала и путешествовать по стране. Вместе они много колесили по Советскому Союзу. Сейчас они живут вдвоем, но дети и внуки их не забывают, часто ходят и ездят в гости.
Удивительные люди Вакуленко, с которыми мы познакомились.

Земляки пишут

Хочу воспеть тебя, Земля моя Донская!
Весной ты вся в цвету от края и до края.
В тюльпанах пламенеешь,
Горишь в лучах заката.
Великими людьми, Донщина, ты богата!
С горячими сердцами, с руками золотыми,
С влюбленными сердцами
В поля эти степные!
Твои поля ковыльные и запах чабреца
Пленили сердце пылкое младого паренька!
И вот из-под пера его потек, потек, потек рассказ
Про Тихий Дон – про Батюшку и про скотный баз.
И неразрывно связаны теперь уж на века
И Шолохов, и Мелехов, и «Тихая» река!

Н.П. Лемешко, с. Россошь

Россошь – происходит от слов «россоха», «россошь», «россошье» с разными значениями:

  • Овраг, балка, буерак;
  • Ручей, протекающий по дну балки, оврага;
  • Место, где русло реки разделяется надвое;
  • Каждый из ручьев или речек, образующих при слиянии речек.

Есть уголок такой в России

Мы не задумываемся, как появились знакомые нам с детства названия сел и хуторов. Одни имеют свой определенный смысл, другие получились случайно.
После отмены крепостного права в 1861 году многие крестьяне ехали на свободные земли Дона. Бедные и богатые по царской милости получали участки земли и осваивали их. Также сюда стали приезжать люди из Россоши Воронежской области. Так и появилось село Россошь в конце 18 – начале 19 веков.
На эти же земли ехали из Украины (Полтава, Токмак). Дома строили прочные, красивые – по украинскому стилю. Улицы были ухоженными, и жили здесь люди побогаче.
В конце 19 века и до 60-х годов 20 века к Россоши прилегали следующие хутора: Вишневка, Майорка, Баглаевка, Репиевка, Шишкин, Полтава, Токмак, Черниговка, Сулиновка, Бубуковка, Краснояровка. Большинство из них канули в историю, остались только названия и предки первых переселенцев, которые сейчас проживают не только на территории Кашарского района, но и по всей стране.

Среди местного населения до сих пор бытуют различные версии о названии этих хуторов, вот некоторые из них:
Вишневка. У пана, фамилия его была Горохов, был большой сад из вишен. Сохранилось место купания на реке – «грошки».
Майорка. Проживал военный майор. По рассказам старожилов он был лекарем. Если кто заболел, все шли к нему за советом. Он помогал людям, изготавливал рецепты из трав.
Баглаевка. Получила название по фамилии знатного владельца – Баглай.
Шишкин. На хуторе жили казаки. Один из них был богатый казак Шишкин. Парамоновы, Артамоновы тоже из зажиточных казаков.
Черниговка. В 19 веке приехали 5-6 семей из-под Чернигова, древнего украинского города.
Сулиновка. Там проживала барыня Сулинова. Жили богачи Скрипники. Потом жили Стрельцовы, Киреева Н.А. Оттуда и начиналась Сулиновка, и до кирпичного завода простирался хуторок.
Бубуковка, Краснояровка. Расположена в яру, где много глины, песка – красного, ярского.
За Токмаком и Полтавой земли принадлежали богатым помещикам Полякову, Калашникову. Поляков жил в Новочеркасске. А еще в 1913 году в хуторе жил богатый казак Золотарев. Он имел магазин, работников.

Село живет, пока есть школа

После революции 1917 года перед селом встал вопрос строительства здания школы. И в 1928 году в селе Россошь впервые она появилась. Первым директором школы был Грачев Николай Николаевич, работавший до 1935 года. В 1976 году было построено новое здание школы, в котором она находится и по сей день.

Откуда я родом

Гумейко Сергей: «Мой род корнями уходит в Воронежскую область. Выходцы из теперешнего города Россошь Воронежской области, переселившись на новые места, увезли с родины и название – Россошь. А соседями их были переселенцы из Репьевки, той же области. Мои предки люди мастеровые. Прадед был хорошим портным. На новом месте соседями оказались казаки. Они неприветливо отнеслись к новоселам. Даже за прогон скота на пастбище нужно было платить. Поэтому пришлось переселяться еще раз. За селом был пустырь, поросший диким вишняком. Переселенцы основали там хутор и назвали его Вишневка».

А Родина манит всегда

Центральная улица Россоши. Но проехать сложно: лужи, грязь. Трудно же в период слякоти приходится местным жителям. Наше внимание привлекают две женщины, которые несут воду в пятилитровых бутылках. Неужели и с водой здесь проблема? Оказывается, по словам женщин, своя скважина есть, но хочется водопроводной воды, она вкуснее.

Любовь Васильевна Васильченко любезно соглашается продолжить беседу с нами. Она живет в Украине, сюда приехала в гости. Но родилась и выросла в Вишневке, на правом берегу Нагольной. Там ходила до 3 класса в школу. Потом ребят возили в Россошь. Позже была учеба в Шахтах, служба в армии телеграфисткой в Баку, где и встретила будущего мужа. Вместе с ним уехали на его родину в село Крымка Николаевской области, где живут уже 36 лет.
Любовь Васильевна о том, что уехала, не жалеет, ведь жизнь сложилась хорошо. Село у них большое, красивое. Есть свой музей, рестораны, церковь. Там выросли дочери. Но каждый год женщина приезжает на родину. И тут одно за одним на Любовь Васильевну нахлынули воспоминания:

  • Там хорошо, но сюда тянет. Раньше Вишневка разделялась балкой, там проживало до 100 человек, а сейчас около 40. Нас было много детей. Мы собирались по воскресеньям вместе. Зимой бежали на речку: играли в хоккей, катались с горки. Веселье, да и только. Весна – все тает, вода шумит – красота! Моста через реку еще не было. И в половодье нас в школу перевозили через реку на тракторе. Сейчас уже не то. А все равно погощу, собираюсь домой и плакать хочется. Сердце щемит: село жалко, ведь вся родня здесь. И хотя там и дети, и четверо внуков, и общаемся по ватсапу или вайберу, но все равно дюже тянет сюда.

У женщины на глазах слезы. Да, видно, любовь к своему селу не оставляет ее, воспоминания счастливого детства все равно изредка бередят ее душу, не дают забыть свое прошлое. И вновь до боли в сердце хочется ей вернуться в родную Вишневку.

Елецкие

Работая над этим проектом, в очередной раз убеждаюсь в том, что богат наш край как первозданной красотой природы, так и замечательными людьми, живущими в нем. Вот и в Россоши мне посчастливилось встретить интересных людей, причем совершенно случайно. Поколесив по хутору в поисках героев, решила постучать в любой дом, приглянулась ухоженная усадьба. Оказалось, здесь уже много лет живут супруги Елецкие. Оба местные.

Валентина Александровна родилась в Россоши, родители жили в Черниговке, а дед приехал из украинского Чернигова. А вот супруг Виктор Васильевич родился в Сулиновке, это где в советское время функционировал кирпичный завод, из кирпича которого в Россоши до сих пор стоит много построек. Сюда после столыпинской реформы его предки переселились из Россоши Воронежской области и Ельца на Дон.
Вообще, интересная история произошла в роду Виктора Васильевича. На вопрос: «Что Вы знаете о происхождении своего рода и фамилии?» он поведал вот такой случай:

  • Я Елецкий во втором поколении, – сказал как отрезал мужчина.
  • Это как?
  • В 19 веке семьи Чумаковых, Корниенко, Карпенко приехали в эти места. Копали землянки и таким образом обустраивались на новом месте. Селились по улицам, которые впоследствии и получали названия той местности, откуда переселилась семья. Мой отец родился в 1905 году. Крестные повезли его крестить в маньковскую церковь. Так как на тачанке для родителей малыша места не оказалось, то они вдвоем отправились на крестины. Совершив таинство, священник спрашивает: «Фамилия мальчика?». Крестные переглянулись, так как фамилию родителей то ли забыли, то ли не знали, но из неловкой ситуации выкрутились: «Елецкий», – в один голос ответили они. Семья ребенка проживала на улице выходцев из Ельца. Вот так в семье Карпенко появился ребенок Василий Евтеевич Елецкий, в то время как его старшие братья Герасим и Яков носили фамилию отца. Мои сыновья теперь Елецкие в третьем поколении, – заключил Виктор Васильевич.

Вот так, дорогие друзья, немного комичный случай переписал историю рода Карпенко. Рода работящего, зажиточного. После революции деда Евтея раскулачили, забрали 3 амбара, 4 лошади, 4 пары рабочих волов, землю. Виктор Васильевич помнит дедовские амбары, два стояли на току, а в третьем располагался сельповский магазин до 1965 года. Отец почту возил на лошадях и часто сын с ним ездил.

  • Мне лет восемь было, когда я узнал эту историю. «Сынок, это деда амбар, самый большой, с подсобкой», – сказал как-то отец, указывая на точку торговли, – делится мой собеседник.
  • Помню, как он остановится около магазина и обходит его вокруг, кнутом постукивая по стенам. Затем зайдет вовнутрь, купит нам карамелек, и мы едем дальше. А какие донские скакуны были, гужи горели, они любую преграду брали. Одна пара лошадей была рабочая, а другие – выездные, их дед в аренду сдавал, свадьбы возили на них. А что касается земли, так сегодня наша паевая располагается как раз там, где была земля предков.

А по материнской линии история менее успешная. Даже красивая и величественная фамилия не смягчила судьбу его матери. Мама Виктора Васильевича, Царственная Анна Павловна, 1905 г.р., очень рано осталась сиротой. До революции ей со старшим братом Ларионом пришлось работать на пана Грошко, они по балкам пасли свиней. Брат был пастухом, а она – подпаском. В период коллективизации работала звеньевой, пришлось ей несладко, швыряла снопы на молотилки. Но в этом ей равных не было, передовица была, трудяга колхоза «Россия».

  • А Нагольная в детских воспоминаниях, какой запомнилась, Виктор Васильевич?
  • Река была многоводная, весной половодье, огороды и луга топило. Мы жили в Сулиновке, там и начальная школа была, а ферма стояла в Россоши. Бригадир Иван Алексеевич Корниенко в огромный репродуктор кричал: «Манька, сегодня телят не выводи, гололед». Вся округа, в том числе и Бубуковка (предположительно название хутора произошло от росшего в округе бука или, как говорили, свистуна), и Россошь, и Вишневка, слышали перекличку.

Вот такой экскурс в историю сделал Виктор Васильевич. Какие все-таки разные судьбы у моих земляков. У Елецких засиделись мы допоздна, о чем только не говорили, чего только не вспоминали. Пока Виктор Васильевич рассказывал свои приключения, Валентина Александровна суетилась на кухне, наготовила нам как дорогим гостям. Замечательная пара, в прошлом году они сыграли золотую свадьбу. По этому поводу родные и близкие заказали музыкальное поздравление по каналу «Жар-птица». Очень любят супруги задушевные, залихватские песни, которые там поют казаки и различные народные коллективы. Да и сами они сейчас поют наши застольные. Добрая аура царит в этой семье, это видно невооруженным глазом. Доброго, серьезного, порядочного и ответственного молодого парня рассмотрела Валя, Валечка, Валентина Александровна. И не ошиблась. Многое пришлось пережить, разные были времена за эти полвека. Но они все делают вместе. «Столько лет прожили, а как один день», – задумавшись, говорит хозяйка дома. Хорошие дети у них выросли, к родителям приезжают часто.
Заглянули мы в семейный альбом, фотографий кипы. Яркая жизнь была у наших героев. Перебирая их, вспомнили, как они, только поженившись, были на свадьбе у своих друзей Ткачевых Галины Васильевны и Виктора Михайловича и подарили им целое корыто тюльпанов.

  • Виктор Васильевич, это Вы в армии?
  • Да.
  • А где службу несли?

И тут начался такой закрученный сюжет, но все же мы разобрались. Наш герой призывался из Казахстана. Дорогие читатели, мы тоже удивились. Оказывается, после школы молодой человек поехал поднимать целину. Но так как он не был на тот момент комсомольцем, ему пришлось туговато, образования никакого не было, устроился учеником электросварщика, поступил учиться на шофера. Первое голосование тоже было в тех краях. И вот он на станции Целиноград садится в вагон и вместе с другом из Пензы на карте отмечает маячки – Караганда, большие и маленькие станции Советского Союза и, наконец, Ленинград. Новобранцев построили. Офицер говорит:

  • Кто хорошо ездит на лыжах – три шага вперед.
  • Это что-то хорошее, давай, выходи, – шепчет, толкая, Дрожин (друг из Пензы).
  • Да я дома только на штакетнике ездил.
  • Ничего, – подбодрил Фрид по национальности немец, с которым призывались вместе.

Одним словом, ребята шагнули. И уже утром их везли в Карелию в отдельный десантный батальон, располагавшийся на озере Юшкеловское. Там лыжные кроссы в 10 километров стали просто ерундой для молодого парня. Только стал осваиваться, как его опять перевели в Петродворец служить водителем БМД. Из службы в армии запомнилось, как солдат Елецкий встречал в Пулково и сопровождал до Смолина самого Фиделя Кастро. Да, такое редко бывает. Но ему посчастливилось увидеть этого лидера дважды. Второй раз, вы не поверите, – на Кубе, когда кубинский революционер ехал в УАЗике. Это отдельная история, но вкратце перескажу. Почти четыре месяца после карибского кризиса Виктор Васильевич нес службу близ города Гуана на берегу Мексиканского залива.
В этот момент мой собеседник достал с потертыми страничками атлас мира и стал показывать эту точку на карте.

И тут мы из Россоши перенеслись на побережье. Виктор Васильевич пошутил: «Вот и до международного вопроса дошли». Рассказал, как учил испанский язык, и вдруг напел веселенький мотив: «Дуймянь шань шандыкуня, нэ нэ шань, тын ша, тын ша…» Но эту песню о том, как девушка пасла стадо овец, исполнил на… вьетнамском языке. Да. Сюжет закручивается. Оказывается, перед отправкой на Кубу часть, в которой он служил, должны были командировать во Вьетнам, поэтому солдатам пришлось учить язык.

  • А когда умер Кастро, какие чувства пережили?
  • Для меня это была потеря близкого человека, – с грустью в голосе ответил Виктор Васильевич.

Об этой стране он может говорить часами. И каждое его слово подтверждено фото в семейном альбоме, тут и пальмы, и военная часть, и берега, и даже кубинка Роза. Спустя годы он ездил на Кубу в составе делегации нашего района вместе с А.И. Агуреевым и В.Я. Зоренко.

Понимая, что передо мной интереснейшая личность, спрашиваю:

  • А кого из лидеров государств еще видели?
    Мужчина задумался и говорит:
  • Брежнева, правда издалека, когда учился в Ростовском училище имени Грекова.
  • Так Вы художник?
  • Оформитель, – продолжил мою фразу он.
    Немая сцена и Виктор Васильевич продолжает:
  • Это было, когда вернулся из армии. В колхозе шло отчетно-выборное собрание, с трибуны выступал председатель Шкурацкий, а я карандашом нарисовал его в этот момент на листке и передал в президиум. На второй день вызвал он меня и говорит: «Твоя работа?». Я признался, что сдуру нарисовал, а Иван Лаврентьевич сообщил, что от колхоза подал заявку в училище, и через неделю мне надо там быть.

А потом череда событий сменялась одна за другой: он директор клуба, секретарь комсомольской организации, студент партшколы в Ставрополе, секретарь парткома в совхозе имени Подтелкова (и тут мы вспомнили моего ныне покойного свекра Ивана Ивановича Глуховского, который в сельском хозяйстве проработал всю жизнь), встретили делегацию болгар из города-побратима Плевена, даже вспомнили две кофточки, которые пополнили простецкий гардероб Вали, и многое другое.
Валентина Александровна все время шутила, предлагая остаться нам с ночевкой. «Девчата, вам и тетрадки не хватит записать все». Это действительно так. Я думаю, что мы еще обязательно заглянем к Елецким, мы еще многого не знаем, да и Виктор Васильевич предлагал посмотреть его сад в цветущих тюльпанах.
Засидевшись допоздна, уставшие, но счастливые мы возвращались домой, чтобы завтра отдохнувшими отправиться в наше дальнейшее путешествие по Нагольной.

С любовью к людям и земле

Путешествуя по Россоши, невозможно не обратить внимание на деятельность одного из сельхозпредприятий района и не сказать несколько слов о его руководителе. Все мы знаем, что ЗАО «Октябрь» действует более 85 лет и считается одним из лучших агрохозяйств в районе и области. Более 53 лет хозяйством руководит Иван Петрович Бурлаков.

Иван Петрович Бурлаков родился в Украине. В 1960 году окончил Азово-Черноморский институт сельского хозяйства в Зернограде и по распределению попал в колхоз «Путь к коммунизму» Кашарского района. Был назначен главным инженером. А после окончания школы переподготовки для руководящих кадров в Новочеркасске в 1966 году был избран председателем колхоза «Октябрь». На тот момент самый молодой руководитель хозяйства в районе.
Первая правительственная награда вручена в 1973 году – орден «Знак почета».
1976 год – орден Трудового Красного Знамени.
1982 год – орден Дружбы народов.
1999 год – звание «Заслуженный работник сельского хозяйства РФ».
Иван Петрович Бурлаков 21 ноября 2016 года назван лучшим аграрием 2016 года на Дону. Он постоянно находится под пристальным вниманием прессы. Многочисленные публикации в «Сельской жизни», «Молоте», «Нашем времени», десятки телерепортажей, документальные фильмы говорят о том, что он удивительный человек. Более того, его биография и трудовые достижения внесены в несколько энциклопедий Российской Федерации: «Знаменитые люди России», «Лучшие люди России», «Знаменитые люди Дона» и другие.
Из года в год хозяйство экономически крепнет и набирает силу. В нём занимаются производством сельхозпродукции, молока и мяса.

А знаете ли вы?
Что за период деятельности И.П. Бурлакова в колхозе «Октябрь» были:

  • ферма по выращиванию кроликов,
  • овцеводство,
  • фруктовый сад на 60 га,
  • плантация,
  • орошение кормовых трав,
  • на птицеферме разводили гусей и кур,
  • кирпичный завод,
  • мукомольный цех,
  • крупоцех,
  • макароный цех,
  • молочно-товарная и свинотоварная фермы,
  • цех по розливу минеральной воды «Для Григория»,
  • цех по розливу растительного масла,
  • 4 тракторные бригады, ток, гараж, мастерская.

Цех по производству минеральной воды

На территории ЗАО «Октябрь» берёт начало подземный минеральный (источник) родник, который известен ещё с начала 18-го века. В народе источник называют «живительным». В хозяйстве было налажено производство по розливу минеральной лечебно-столовой, питьевой воды «Для Григория». В 1994 году 10 литров воды возили в Пятигорский институт курортологии. Выяснили, что по вкусовым качествам вода минеральная, малосолёная. Свое название вода получила по аналогии с известной всем «Аксиньей». Упаковка воды «Для Григория» даже была передана нашим земляком в качестве подарка Леониду Якубовичу на «Поле чудес».

Кирпичный завод

Существовал когда-то здесь и кирпичный завод, который помог колхозу подняться и выйти в ряды передовиков. Директором кирпичного завода более 20 лет был М.Д. Колеух. Работали только в теплое время года, в основном летом. За сезон нужно было сдать 1 млн штук кирпича. Работа была трудная, люди часто менялись, просто не выдерживали. Хорошо трудились рабочие с Закарпатья. Приезжим для постоянного проживания на заводе были построены общежития. В цехе обжига кирпича соорудили мужские и женские душевые комнаты, комнаты отдыха. При заводе была своя столовая. Более 30 человек трудились на предприятии. Обновили оборудование, в частности, купили два пресса полусухого прессования. Производительность увеличилась в разы. Всё электропитание вырабатывали сами, независимо от основных линий электричества.
80% продукции шло на нужды колхоза, 20% – на потребности государства. Вся Россошь построена из красного кирпича. Даже самому Шолохову возили кирпич. За 20 лет изготовили около 16 млн штук кирпичей. Эти годы и были расцветом завода. Как ни печально, но все хорошее быстро заканчивается, наступили 90-е годы. Военные конфликты на Северном Кавказе, экономический кризис, да и суверенитет страны был на грани. Сельское хозяйство оказалось на задворках. Совхозы и колхозы рушились, словно карточные домики. Завод перешёл на 1 рабочую смену, а в 1996 году был закрыт, оставив о себе добрую память, которая живет в стенах домов местных жителей и напоминает о былой славе кирпичного завода в с. Россошь.

Черниговка

Мы на левом берегу Нагольной в хуторе Черниговка. В сырую погоду по хутору проехать сложно – бездорожье (беда наших дорог). Всего одна улица. Дома кое-где разрушены. Местами на пустыре попадаются плодовые деревья, скорее всего, здесь когда-то была улица, а теперь только остатки сада. Интересно, знают ли местные жители, откуда взял название их родной хутор? Но спросить не у кого, на улице пусто. К нашему счастью, видим, в одном дворе мужчина возится с трактором. Наконец-то, хоть одна душа живая! Ну а потом мы перезнакомились, пусть и заочно, но со всем хуторком…
По словам местных жителей, в ЛПХ водится: КРС – 55 голов, из них коров – 24; свиньи – 126; овцы – 7; лошади – 3; пчелы – 160 семей.

Сельская доля нелегкая

Идя по улице, мы слышим звук работающей крупорушки. Заходим во двор. Здесь живет Валентина Федоровна Бабка. Уже 13-ый год – одна. Она 43 года проработала на свинотоварной ферме. Но, несмотря на тяжелую работу, домашнюю занятость (ведь дома – забота о четырех детях), Валентина Федоровна не сожалеет о тех далеких годах.

В хуторе было весело, стояло 120 дворов. Всё ушло в прошлое. На вопрос: «Трудно ли женщине в селе?» отвечает: «Конечно, самой трудно. Дрова, уголь занести надо, когда привезут. Хозяйство: утки, поросенок.

Но ничего, многие так живут. Но мне очень помогает социальный работник Надежда Фьют. Молодец! Хотя и совсем молоденькая, но делает со мной все по дому. Без нее было бы очень тяжело».

Из поэтической тетрадки

Уходят в прошлое деревни, к закату клонится их день…
Как нету леса без деревьев, России нет без деревень!..
Помчит гуляка-ветер слухи, что здесь деревенька была,
Что здесь вставали до рассвета и хлопотали дотемна.
А сколько песен было спето! Их помнит разве что луна…
Пусть мы во многом преуспели, но где, когда и как смогли,
С преступной лёгкостью успели
Мы отучиться от Земли?!

Что любят отведать в Черниговке?

Этот вопрос нас заинтересовал тогда, когда стрелка на часах приближалась к полудню. Общительные черниговцы нам с удовольствием рассказали, что составляет основу их кухни. Как нам удалось узнать, они любят украинский борщ, который готовят кто с бураком, кто без, но обязательно вкусный и наваристый. Лапша и галушки тоже часты в меню. В каждом дворе запас сала и солений. А еще с удовольствием себя балуют варениками. Вкуснотень, наверное.

Живут простые женщины

На улице Таврической немноголюдно. Видим, выходит женщина и явно кого-то ждет, неужели новость о том, что в деревне работают журналисты, уже облетела хуторян. Обычно это происходит мгновенно. Но на этот раз было не так, селянка выглядывала перекупов, поросята подросли, можно и продать. Мы напросились к ней в гости.
Дом и двор Надежды Михайловны Бабка, уроженки этого хутора, ухожены, кругом порядочек, живность крякает и кудахчет. А вот поросята, наверное, чувствуют, что скоро под нож попадут, даже не хрюкнули. Мы стали невольными свидетелями того, как хозяйка договаривалась сдать свиней, но в цене не сошлись. Вообще-то в деревне это проблемный вопрос, вырастить хозяйство очень сложно, много сил и труда уходит на это, а продать еще сложнее. Цены на продукцию копеечные. Вот и будет ждать Надежда Михайловна, когда заедут в это село следующие торгаши.
Пока мы ходили по птичьему двору, на пороге дома появилась миловидная старушка – Варвара Алексеевна, мама нашей героини. Ей уже 90 и шестой год она живет с дочерью. Вдвоем веселее.

Родилась в Песчанке (это совсем рядышком), прожила нелегкую жизнь, оставшись рано сиротой. С девяти лет Варе пришлось зарабатывать на кусок хлеба. Пережив Великую Отечественную войну, работала на свиноферме, всю жизнь трудилась. Вышла замуж за конюха, с которым вырастили семерых детей.

  • Мама у меня помощница, – с любовью глядя на близкого человека, говорит Надежда Михайловна, – она оптимистка и, несмотря на возраст, еще помогает мне поливать цветы. Палисадник перед домом – это зона её ответственности.

Варвара Алексеевна внимательно слушает нас и улыбается. Она любит нашего президента и ни одной передачи про Путина не пропускает. Патриотка.
Заходим в дом, на улице моросит дождь, хотя за окном был январь, погода мартовская. Беседуем, вспоминаем и смотрим фото. Перед нами незнакомые лица, но Надежда Михайловна заочно знакомит нас со своей родней и семьей. Взрослые дети живут своими семьями, она, овдовев, очень часто вспоминает своего мужа и молодость, которая быстро прошла.

  • А кто на этой фотографии? – спрашиваем мы, увидев истрепанную карточку.
  • В нижнем ряду второй слева направо сидит отец моей свекрови, казак из Селивановки. Служил царю и Отечеству, – отвечает Надежда Михайловна. – К сожалению, больше информации нет.

Здоровья вам, добрые люди, и еще долгих лет жизни. А мы продолжаем путешествие…

Здесь я родился

Александр Николаевич Семерентьев – первый житель Черниговки, кого мы встретили. Аккуратный светлый домик во дворе, рядом трактор, возле которого возился хозяин. Сразу видно, что это сельский житель, привыкший к труду. Выяснили, что Александр Николаевич – коренной житель Черниговки. Здесь родился и вырос. Какое-то время жил в Россоши, работает в ЗАО «Октябрь» механизатором. И трудовой стаж его уже около 30 лет. Но все-таки вернулся Александр Николаевич в родной хутор, ведь здесь все родное. Здесь дышится легче.

Оказалось, что у коренного жителя даже река рядом, всего метров 200. «Хотя раньше река была полноводнее, – вспоминает Александр Николаевич, – а сейчас бывает, что в водохранилище воду спустят, и она мелеет. А, вообще, и людей осталось совсем мало. А вы обратитесь к соседке, она вам многое сможет рассказать».
И, следуя его советам, мы идем к соседке. А Александр Николаевич, несмотря на дождливый день, идет к своему трактору.

На улице Таврической

Нам повезло, мы встречаем Людмилу Николаевну Коваленко.

Узнав, что нам надо, женщина с удовольствием вступает в разговор.

  • Бабушка рассказывала, – делится Людмила Николаевна, – что в хутор прибыли переселенцы с Чернигова и Таврии. Отсюда и название хутора, а также улицы Таврической. Здесь жили бабушка и дедушка, много пришлось им пережить. В годы войны бабушке приходилось рыть окопы. А дедушка Науменко Иван Стефанович ушел на фронт, был ранен.

Здесь прошло детство самой Людмилы Николаевны. Вспоминает, что было весело, бегали на речку. Она ведь рядом. Много времени проводила на полевом стане с бабушкой, которая работала там поваром. Людмила ей помогала.
А однажды бабушке пришлось отлучиться, и совсем еще юной 14-летней поварихе пришлось готовить обед на бригаду около 20- человек самостоятельно.

  • Страшно было, – вспоминает Людмила Николаевна, – но делать нечего, сам бригадир за мной приехал. Как сейчас помню, сварила борщ по бабушкиному рецепту, гуляш, макароны и обязательно компот. Макароны, конечно, склеились. Мне до слез обидно, но все ели и хвалили. Вот какие раньше были люди.

Вспоминая детство, Людмила Николаевна говорит, что до сих пор щемит в душе, когда всплывают в памяти те далекие эпизоды: запеченные груши на горнушке, бабушкин борщ со свеклой. А весной, когда цветет маслина, всегда до боли в сердце хочется окунуться в те далекие годы. Тогда все друг другу помогали, вместе отмечали праздники, особенно конец уборки, когда накрывали всем хутором столы в саду. А теперь и сада-то не осталось. Нет ни пепенки, ни антоновки, ни белого налива. Исчезли вишни. Остались только кое-где деревья шелковицы – напоминание о прежних веселых временах. Ведь тогда дружно с удовольствием все собирали здесь яблоки, отправляя их потом в Первомайку на сокозавод.
Здесь рвали грибы: шампиньоны, синюю ножку. Сколько радости было! Но, когда сделали водохранилище на реке, сад весь вымок из-за постоянного обилия влаги. Вот и получается, что не всегда человек прав, вторгаясь в могущество матушки-природы.

  • Из трех улиц осталась одна, сожалея говорит женщина. – Многие уехали в 50-60-е годы в Семикаракорск.

А Людмила Николаевна, окунувшись в свои воспоминания, уже рассказывает о встрече с будущим мужем.

  • Много лет прошло. Но как будто вчера все было. Мне 14 лет было тогда, послала меня мать за щавлем в сад. Пошла. А там он – тоже щавель рвет. Увидел, пошел за мной. Разговорились, и вот вместе уже 36 лет.

Евгений Петрович Коваленко работает механиком. Вместе с женой вырастили троих детей. Вместе пережили трудные 90-е годы, когда приходилось выживать, рассчитывая только на себя. И они выжили, выращивали кур, продавали их, покупая детям одежду и необходимые вещи. А теперь дети разъехались, давно живут они своей жизнью: дочери Оля и Наташа уехали подальше – в большие города. Сын Женя живет почти рядом, в Первомайке. А до этого была еще служба в Чечне. Тяжело переживала Людмила Николаевна этот период. Но ее поддерживала Аня – девушка Жени, а потом и жена. И остались они на родной земле, как и хотел Евгений. Часто собираются все вместе в отчем доме. Приезжают и отрада дедушки и бабушки: 5 внучек и один внук.
Сейчас семья Коваленко разводит индеек, как для себя, так и на продажу. А что делать, ведь внукам подарков надо купить.
На вопрос: «Что же самого хорошего было в жизни?» Людмила Николаевна, не задумываясь, отвечает:

  • Хороший период – рождение детей. Мы хотели троих, очень ждали, радовались. И невозможно описать, что я испытывала потом, нянчась с ними. И все успевала, не уставая совсем. Мне не тяжело было. И все они выросли достойными людьми.

И все-таки Людмила Николаевна уверена, хоть и стал хутор не тот, что раньше, но не все потеряно. Ведь хотя и мало рядом односельчан осталось, но есть такие, что не дадут хутору исчезнуть. И упоминает Сергея Викторовича Штапаука, которому очень признательна за помощь и поддержку.
Мы рады знакомству. Но надо ехать дальше, ведь до устья реки еще далеко. Людмила Николаевна вместе с собакой Тобиком провожает нас.

Случайная встреча

Очень трудолюбивые и работящие местные жители. Так и Евгений Зайцев, которого мы встретили, идет с работы (а работает он на свиноферме), хоть и уставший, но приветливо нам улыбается. Дома, скорее всего, его ждет хозяйство, так что отдых для сельских жителей – редкость.

Много ли нас?

Дорогие читатели, так как мы с вами уже на территории Первомайского сельского поселения, приводим статистические данные этого муниципального образования.
с. Первомайское – количество дворов – 445, мужчин – 520, женщин – 577.
х. Драчевка – количество дворов – 91, мужчин – 119, женщин – 146.
х. Чернигово-Песчаный – количество дворов – 37, мужчин – 40, женщин – 37.
х. Краснояровка – количество дворов – 81, мужчин – 130, женщин – 124.
с. Россошь – количество дворов – 181, мужчин – 263, женщин – 254.
х. Вишневка – количество дворов – 71, мужчин – 91, женщин – 96.
х. Черниговка – количество дворов – 33, мужчин – 81, женщин – 80.

Справка: первый житель Черниговки, который родился в 2020 году, – Дима Штапаук.

Фермер Штапаук

В день нашего приезда в мастерской у Штапаука шумно. Мы попали на праздничное застолье. Собравшиеся здесь ребята поздравляют Сергея Викторовича с рождением внука, к поздравлениям присоединились и мы.
Конечно же, услышав теплые слова в адрес местного фермера, мы не могли не найти Сергея Викторовича Штапаука. Отправляемся в его мастерскую. Там мы его и нашли вместе с несколькими односельчанами.

Сергей Викторович с 2002 года – глава К(Ф)Х. Развивался постепенно. Начинал со старого ДТ-75 и разбитого «Беларуса». Теперь уже легче. Приобрел 4 комбайна «Полесье». Отремонтировал и пустил в ход тяжелый трактор К-700. С ним работают 5 человек. Все ребята довольны.
А ведь Сергей Викторович, отслужив в армии в автомобильных войсках в Подмосковье, один из немногих, кто остался жить и работать на родной земле. Вспоминает, что село было большим. Сейчас всего лишь 15-20 домов осталось. С детства помнит, ходили в клуб, здесь же была начальная школа, магазин. На улице собиралось около 30 детей, устраивали игры, а теперь всего человека 4 детворы осталось.
О своих предках рассказывает со слов бабушки Меланьи Никифоровны Белоконевой. Их семья жила в свое время хорошо. Но, как и многие, кто трудился с утра до ночи и нажил хозяйство, в то лихое время была раскулачена. Вернулся прадед домой с дочерью Меланьей и другими тремя детьми только перед войной. Жена, не вынеся тяготы ссылки, умерла далеко от родного дома. Тяжелая жизнь была у бабушки: перенесла голод, холод, тяжесть труда. Все это отразилось на ее здоровье. «В общем, – с дрожью в голосе говорит Сергей Викторович, – хорошего ничего не было». Видно, что эти воспоминания даются ему с трудом. И старается он, чтобы жизнь близких ему людей сложилась совсем по-другому.
Сейчас Сергей Викторович очень много работает. Но успевает уделить время любимому занятию – охоте. Это хобби у Сергея с 6 класса. Любит побродить по окрестностям в период охоты в поисках зайца или лисицы. А иногда выезжает в Подмосковье. Там охота интереснее, совсем другого уровня. Можно увидеть и лося. Помогают ему две гончие. Досуг любит проводить на море. Причем, организовывает отдых и работающим у него односельчанам.
Все хорошо у фермера. С ним рядом сын, тоже Сергей. Это у него на днях родился сын Дмитрий. А старшей Ангелине уже 2 года. Вырастут дети и, возможно, продолжат семейное дело.

Разведка водоема

Человек, влюбленный в свою профессию, может увлечь и других. Знатока своего дела встретили и мы.
Находясь в мастерской у фермера, мы расспрашиваем ребят о том, что нас все-таки интересует – река Нагольная. И тут нам несказанно повезло. Мы знакомимся с Евгением Ивановичем Зарченко.

Оказывается, он егерь Верхнесвечниковского охотничьего угодья. Это ценная находка для нас, мы чувствуем, что узнаем массу интересных вещей. И, действительно, Евгений приглашает нас на экскурсию вдоль Нагольной на его вездеходе. Мы с удовольствием соглашаемся.
По дороге, пользуясь случаем, беседуем. Узнаем, что Евгений местный, родом с Песчанки, что на правом берегу Нагольной. Родители Иван Иванович и Нина Васильевна работали на свинарне. Отслужив в погранвойсках в Мурманске, вернулся в родной край. Работал в «Октябре» водителем, комбайнером. Сейчас Евгений живет в Черниговке. Жена Наталья работает в Россоши. Старшая дочь окончила медколледж. Сейчас дома с ребенком. Младшая – студентка педколледжа. Что еще надо человеку? Конечно, любимая работа. А она у Евгения есть.
В 2007 году он назначен егерем. Профессия редкая и довольна интересная. Его владения простираются на 22 тысячи гектар. Евгений постоянно патрулирует свою территорию, ведет контроль за популяцией видов животных, их перемещением, кормит животных в особо суровые погодные условия (как сегодня у него по плану отвести зерно и рассыпать его по кормушкам), также он наблюдает и контролирует деятельность охотников, устраняет установленные браконьерами ловушки. Как профессионал своего дела, он знает, как ориентироваться в лесу, особенности кормления животных, определение количества особей и еще много чего интересного.
Подъезжая к речке, замечаем вокруг большие валуны. Оказывается, они сюда завезены с местного каменного бугра (одна из достопримечательностей Россоши) для строительства моста. Да так и не дошло до него дело. Вот и лежат теперь огромные глыбы, отлично вписываясь в речной пейзаж.
Евгений ведет нас вдоль берега. Мы словно попали в бобровый заповедник. Здесь такое огромное количество тропинок, протоптанных ими, столько построено плотин.

Узнаем много интересного, речной бобр – самый крупный из грызунов фауны России. Крупные экземпляры бобра достигают длины с хвостом около 125 см и веса тела 25-30 кг. Задние лапы снабжены плавательной перепонкой. Бобры ведут ночной образ жизни. Днем они находятся в норе и лишь с наступлением сумерек, выходя из своего убежища, принимаются за работу и кормежку. Бобры строят плотины для того, чтобы образовался пруд, а в прудах бобры строят свои домики, хатки. Плотина может изменить направление течения воды. Дом представляет собой такой холмик из веток – снаружи выглядит как полукруглая куча сучков, а вход находится под водой. Так никакие хищники попасть к бобру в домик не могут.

Мы поражаемся, как такой зверек может своими острыми зубами запросто перепилить даже огромные деревья.

«Раньше бобров здесь не было, – рассказывает наш гид, – они пришли с реки Большой. И теперь заняли территорию более 20 километров. И хотя бобры представляют угрозу для реки, но все же самый большой вред наносят люди, распахивая прибрежные земли, обрабатывая химикатами почву, которые потом смываются в воду.
Обратил наше внимание Евгений и на множественные кучки ракушек возле берега. Это место питания ондатры. В сезон залетают сюда и лебеди.
Дальше наша экскурсия продолжается на водохранилище, которое построено на реке для орошения земель еще в 80-е годы прошлого века.

Самая широкая точка водохранилища – 800 метров, длина – около 2 километров. На его берегу много камней, поэтому очень красиво и необычно. Здесь же было два пруда, в которых разводили рыбу. Столько рыбаков приезжало сюда отдохнуть и порыбачить.
Рядом через Нагольную проложена дамба (всего 1 на этой реке). Ее ширина примерно 800 метров, длина – около 8. Последний раз ремонт дамбы производили в 2007 году. С тех пор вода так и держится, ни разу ее не спускали. Здесь же и шлюзовая, имеющая один шлюз.

  • Была когда-то и насосная станция. Рядом стоял вагончик, где жили рабочие, качающие воду, – рассказывает Евгений. – А один раз, уже давно в половодье прорвало пруд, так все было залито. Вода прибывала с большой скоростью и за час поднималась где-то до 25 сантиметров.

Мы объезжаем водохранилище вокруг. Пользуясь случаем, продолжаем беседу с нашим экскурсоводом. Оказывается, Евгений Иванович и охотник, и рыбак, и грибник.

  • Люблю зимой ходить на удочку, сейчас такой возможности нет – лед слабый. Любимое время года у меня – зима, так как можно поохотиться. И весна, когда все кругом расцветает, всюду зелень – красота! В это время я всегда заезжаю в лес, это чувство описать невозможно, приезжайте весной – прочувствуете все сами. И ни за что бы не поехал жить в город. Ведь здесь все мое, родное, здесь все мне до души. А вот охотники, бывает, наглеют. Терпеть не могу охоту из-под фар. Всегда стараюсь вмешаться – пресечь такое развлечение.

Евгений показывает нам место отдыха местных жителей. Здесь стол, скамейки. Завезли песка, сделали свой пляж, рядом – яма для мусора. Все аккуратно и чисто, чувствуется забота.
Проезжаем мимо Песчанки.

  • Вот дом, в котором я родился, – показывает нам Евгений. – Долгое время здесь жили родители, потом я их забрал к себе. А здесь осталось всего три дома.

И в голосе парня чувствуется горечь и сожаление.
Немного уставшие, но довольные мы возвращаемся в мастерскую. А Евгений едет дальше, в Верхнесвечниково, везет зерно в кормушки для животных. И мы видим, что он действительно счастливый человек, ведь он живет в родном краю. Он гордится, что это земля его предков, которые делали все, чтобы этот край процветал, был сильным.

А вы знаете, как звучит тишина?

«Василевская тишина» – место известное в Кашарском районе, но в то же время, скрытое от посторонних глаз. А когда-то здесь был целый «городок» с людьми, жившими в своем своеобразном мире.

Путешествуя по Нагольной, нельзя не отметить, что на побережье ее водохранилища в Россоши находится единственное государственное учреждение – Кашарский психоневрологический интернат. Мы отправляемся туда. Сторож ведет нас в двухэтажное здание, которое находится довольно далеко от ворот. Пока идем, рассматриваем строения вдоль дорожки. Когда-то здесь собирались построить лагерь труда и отдыха для детей. Но почему-то не сложилось. И вырос здесь санаторий для сельских тружеников и передовиков производства. А место выбрано замечательное. С трех сторон зелень. Имеется выход на водохранилище, где были пляж и лодочная станция. Поставлены интересные строения, в которых жили отдыхающие. Их 17. Поодаль недостроенное здание бассейна и корпуса для принятия грязевых ванн. Но, увы, все сейчас в запустении. Стоят когда-то служившие людям строения полностью обветшалые и ждут своего часа, который скорее всего теперь уже и не наступит. А ведь сюда привозили грязи с самого Кисловодска. Не один человек поправил здесь свое здоровье. И воздух чистый, и вода рядом – сама благодать. Та только не смогли понять мы, что это наше достояние, не смогли уберечь.
Оказывается, что и место здесь довольно интересное. Здесь когда-то жил пан Проц Николай Васильевич с француженкой женой и сыном Василием. Потому и название имелось у места Василевка, а у санатория «Василевская тишина». Здесь была когда-то длинная аллея сирени, которая упиралась в фонтан. Был кирпичный завод, своя кузня. До сих пор среди местных жителей гуляет легенда, что где-то сохранился панский винный погреб, наполненный отменным вином. Копали любители старинного марочного вина, да так ничего и не нашли. Только и находили, что кирпич с панским клеймом и кованый железный крест с местной кузни. Что ж, а может все-таки кто-то окажется счастливчиком и найдет тот панский склад.
Позже здесь стали находить приют престарелые люди со всей округи. Несколько лет просуществовал дом-интернат для престарелых, пока в 2012 году не превратился в психоневрологический интернат.
Руководит всем уже около 19 лет Сергей Иванович Рыбас, человек довольно интересный, ответственный, очень переживающий за судьбу каждого. К тому же, он занимается общественной деятельностью, пропагандируя историю и традиции пограничных войск, занимаясь патриотическим воспитанием молодежи. Кстати, Сергей Иванович любезно предложил нашему коллективу сотрудничество с областной газетой «Чекисты Дона». Мы согласились.
Сейчас в интернате проживает 53 получателя социальных услуг. Работающих сотрудников – 47.

Средний возраст проживающих в интернате – 40 лет. Здесь находятся люди от 18 лет и старше, у каждого своя нелегкая судьба. Но они не отчаиваются, не скучают. Как рассказал Сергей Иванович, среди его подопечных есть очень интересные и талантливые люди. Они ездят на соревнования по мини-футболу, по боулингу. Принимали участие в творческом фестивале «Цветик-семицветик». Некоторые отлично рисуют, делают прекрасные поделки. Большинство посещают молитвенную комнату.

Желающие выезжали на экскурсии в Кашарский краеведческий музей, в Ростов-на-Дону. Сюда часто приезжает соцработник с миллеровской церкви Андрея Первозванного, чтобы поговорить с людьми, поддержать их. Тесно сотрудничает руководство интерната и с ростовским благотворительным фондом имени Святой великомученицы Анастасии Узорешительницы. Они здесь частые гости. Проводят беседы, демонстрируют разные социальные ролики, привозят подарки на праздники, даже подарили телевизор.
Кроме этого, проживающие здесь выращивают свой огород, за которым с удовольствием ухаживают. Есть у них и виноградник, посадили фруктовый сад.

Да, место здесь выбрано неслучайно. Не зря считают в народе, что вода одухотворяет, несет благодать. Так и наша Нагольная рядом дает силы больным людям, дает почувствовать себя здоровее. Лишь бы только человек не испортил все, не сделал бы, чтобы водоем превратился в безжизненное грязное озеро.

Продолжение путешествия по реке Нагольной следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content