Что держит веси на плаву… река Таловая

Река, бегущая сквозь время

Река Таловая – приток реки Нагольной. Устье реки находится на левом берегу Нагольной. Длина Таловой 13 км. Бассейн 120 км2. Самая южная и самая маленькая река в районе. В отличие от других рек района она течёт не с северо-востока на юго-запад, а совершенно в обратном направлении. Если верить Википедии, своё начало она берёт недалеко от поселка Индустриальный, у границы с Милютинским районом, протекает через х. Чернигово-Песчаный, впадая в реку Нагольную севернее села Первомайского. Река имеет 2 пруда, к ней примыкают 4 балки.

Встреча в пути

Продолжая работу над нашим проектом «Что держит веси на плаву…», мы держим путь в Чернигово-Песчаный. Это единственный населенный пункт, который расположен вдоль реки Таловой.

Свернув с трассы и немного проехав вперед, мы заметили впереди женщину, шедшую по дороге с двумя большими сумками. Нам по пути. И, догадавшись, что это одна из местных жительниц, мы обрадовались, решив, что работу над проектом начнем уже по дороге, не доехав до места назначения. Так и было.
Наша попутчица на предложение подвести ее очень обрадовалась. С удовольствием села в машину, радостно воскликнув: «А я вас знаю. Вы из газеты!» Признаться, мы были приятно удивлены.
Мы знакомимся. Это Светлана Богданова, всю свою жизнь прожившая в Чернигово-Песчаном.

Не теряя времени, мы задаем кучу вопросов: «Как живете? Чем занимаетесь? Каким был раньше хутор?»
Женщина довольная, что с кем-то может поделиться о наболевшем, сразу восклицает: «А что хутор? Людей стало мало. Магазина нет, вот пешком хожу в Первомайку за продуктами». И, действительно, мы обращаем внимание на полные сумки продуктов, которые хрупкая женщина вынуждена тащить из соседней Первомайки, потому что в своем хуторе купить негде, а автобусы давно не ходят (а это около 10 километров). Хорошо, хоть школьников пока еще возят в соседнее село, ведь здесь и школы-то тоже нет, хотя была когда-то.

Въехав в хутор, бросается в глаза полное запустение. На улицах никого, словно все вымерли. А ведь кому там быть? Людей-то осталось совсем мало. Большинство хат стоят пустые, брошены. Хутор немноголюдный, да и погода за окном во время нашей поездки была неприветливой, вот и сидят все по домам. Проезжаем мимо разрушенных зданий. Здесь когда-то был большой магазин, чуть поодаль через дорогу красовался шикарный клуб. Вселились песчанцы, приходя сюда на праздники. «Пусто у нас, – говорит Светлана, – разъехались почти все. Молодежи совсем нет. Работать негде. А раньше, знаете, какой у нас колхоз был? Столько коров было!» Да, вымирают наши хутора, ведь подобную картину мы встречаем теперь уже довольно часто.

Повернув налево, куда указала наша попутчица, мы проезжаем по мостику, единственному через Таловую (река в этом месте очень узкая). Попадаем на улицу Заречную, где всего-то 6 дворов, расположенных друг от друга на довольно приличном расстоянии. Кстати, в Чернигово-Песчаном всего две улицы. Есть еще Молодежная, только название уже ей не соответствует.
Домик, где всю жизнь прожила Светлана с бабушкой, совсем не большой, но аккуратный. Здесь она теперь и живет с гражданским мужем Василием Мирошниковым. Семья перебивается случайными заработками, держит небольшое хозяйство. С гордостью Светлана показывает свой огород, без которого сельским жителям просто не выжить. Он огромный. Но наши люди трудолюбивые. Еще наши предки выживали только благодаря земле, обрабатывая ее, за что она их и благодарила обильными урожаями.
Не удержавшись, Светлана показывает на высокие три тополя во дворе: «Посмотрите, им уже более ста лет». Стоят величественные деревья, которые скорее всего посажены первыми переселенцами в этих краях, шумят на ветру ветвями. А летом, можно только пока представить, как они создают тень, такую приятную в летний зной.
Да, хорошо здесь. Все-таки много у нас на донщине красивых мест, но мы вынуждены попрощаться с милыми хозяевами и продолжить путь.
Здоровья вам, добрые люди.

Дорогие читатели, общаясь с местными жителями, мы обратили внимание на то, что нигде в разговорах не прозвучало нынешнее название хутора Чернигово-Песчаный. Все говорили только о Песчаном. Оказывается, что до 2005 года хутор так и назывался. Но с введением классификатора адресов в России данный населенный пункт официально получил название Чернигово-Песчаный без всяких обоснований. Местные жители, конечно, были возмущены. Обращались к местным властям, отстаивая название своего родного хутора. Но результатов никаких.
И вот теперь, какое бы официальное название хутор не имел, для жителей, которые здесь провели всю свою жизнь, в душе он так и остался Песчаный.

Не разоряйте старых хат

Не разоряйте старых хат,
Что в одиночестве стоят.
Они, свидетели живые,
Молчаньем прошлое хранят.
Какая в них цвела любовь,
Какие свадьбы в них играли.
Мы в них родились и жили,
Силу матери-земли вдыхали.
Пусть разбросала нас судьба по белу свету,
В душе храните вы Родины тепло!
И, хотя травою много заросло,
Дороже Песчанки у нас нету!
Вот горка, где катались мы на санках,
Здесь встретили любовь,
Здесь пели, танцевали под гармонь,
Здесь мама провожала нас в дорогу.
И, если в жизни придется трудно иногда,
Домой торопитесь, к старой хате,
Поклонитесь могиле своей матери,
Душой отдохнете здесь тогда.
Не покидайте старых хат,
Не разоряйте старых хат.
Они, бессменные ваши часовые,
В молчанье прошлое хранят!

А.Н. Евсеенко,
уроженка х. Песчаный

Заглянем в 1910 год

Хутор Чернигово-Песчаный расположен на склонах широкой балки Донской степи, в низине которой протекает небольшая река Таловая, которая весной от таяния снега наполнялась водой. Возможно, отсюда и произошло ее название, что означает «талая вода».

Земля, на которой образовался хутор, ранее принадлежала панам Грекову и Саринову. Между их землями с востока на запад протянулась канава. Один из помещиков поперек Таловой сделал насыпь, под которой появился проток речушки, заделанный бревнами. Кто-то по другую сторону балки пропахал небольшой участок. В небольшие бороздки пошла вода, появился небольшой рукав речушки, который в конце балки снова сходился с Таловой. А между рукавами реки образовался остров, где пан построил зимник для скота и 3 хаты. Здесь же и обосновались первые переселенцы, соорудив себе землянки.

Встревоженные неспокойными событиями начала 20-го века паны решились на продажу земли по заниженным ценам. И потянулись сюда выходцы из Украины, где земли в то время катастрофически не хватало.
Первыми переселенцами в 1910 году были 59 семей из сел Китай-город Полтавской области и Петриковка Днепропетровской области. Среди первых переселенцев были Авраменко П.Ф., Боченко Т.С., Глущенко Е.А., Здор Ф.И., Кухарь В.М., Лобойко Е.Д., Перетятько А.Н., Продан И.Г. и другие. Каждая из семей купила себе по наделу земли, площадь которого зависела от семейного достатка. Самый большой надел купил Патенко Иван и отделил рядом землю своим сыновьям.
Назвали свой хутор переселенцы Песчаный, потому что в их родных местах на Украине, земля была малоплодородной, песчаной. Часть хутора назвали Чобиток, так как нарезанные земли имели вид чобита, то есть сапога. Его окраину – Шоливкой, из-за того, что здесь жил один украинец, который вместо русского слова «что-ли» постоянно говорил на украинский манер «шо-ли». Были еще Горяны и Нызы.

Хаты строили всем хутором. Сходились все вместе, из глины лепили саман, из которого воздвигали стены. Иногда строили столбянки: закапывали деревянные столбы, обносили их плетнями, затем плетни омазывали глиной.
В середине 20-х годов стали делать литые стены. По размеру хаты делали макет из досок, заливали его глиняным раствором с соломой, утаптывая ногами. Обязательно за работой пели песни, чтоб хозяину в доме жилось весело. Хата разделялась на две половины большим чуланом, где размещалась часть дымохода. В чистой половине был святой угол с иконами, лавки, устланные домоткаными ряднами, стол, сундук, жесткие деревянные кровати. На стенах развешивали кылымы (ковры). В другом углу стояла большая русская печь с лежанкой, где спали дети.

На входе в чистую половину хаты в углу стояли рогачи, кочерга, на стене – килкы (деревянные вешалки), где мужчины вешали свои шапки-папахи, сиряки (тканые пальто), овчинные шубы.
Вторая половина хаты была рабочей. Там стоял ткацкий станок, где пряли, чинили обувь, валяли валенки, шили шубы и т.д. Здесь же стояли прялки и веретена. Кто хотел пошить себе хороший тулуп, кожушок обращались к знаменитому мастеру Павелко Ф.М.
Все в хуторе держали большое хозяйство: свиней, овец, коров. Умели делать все: сеяли на полотно лен и коноплю. В русской печи пекли хлеб и караваи. На земле в основном работали отец со старшими сыновьями. Любили люди свою землю, а она одаривала их за труд. Получали по 16 пудов (25,6 центнеров) с гектара. Дети в семьях тоже трудились. В школу ходили по 2-3 года. Сначала собирались в просторном доме, нанимали учителя. Деревянную школу построили в 20-е годы. Сейчас на том месте растут лишь несколько деревьев. В 50-е годы построили кирпичную школу, чуть позже – клуб.

До революции песчанцы жили хорошо и мирно, вместе отмечая все праздники, выезжая в церковь в Голодаевку. Собиралась молодежь у речки, устраивая игрища и песни под баян или балалайку. По окончанию жатвы играли свадьбы.
В 1919 году урожай был как никогда. Но продразверстка своими продотрядами забрали у населения все зерно. Отбирали даже то, что предназначалось для посевов. Так, в 1920 году начался голод. Крестьяне смогли подняться только в 1922 году. Год был урожайным, поэтому хлеб даже продавали за границу. На тот момент в хуторе насчитывалось 168 семей, 806 жителей.

Пришедшая коллективизация перевернула привычный уклад жизни крестьян. Всех стали принуждать вступать в колхоз. Тех, кто гнул спину на земле, заимел скот, купил сельхозинвентарь, ветряную мельницу, стали называть кулаками. Крестьян с меньшим достатком называли середняками. Власть в хуторе перешла в руки комитета бедноты, которые пытались уничтожить зажиточных крестьян.
Из района, села Голодаевки (ныне Первомайское), приехали уполномоченные и стали забирать скот, лошадей, сельхозинвентарь, грузили на подводы и домашнее имущество. Жен и детей выгоняли из хаты.

Вакуленко Григория вместе с женой и детьми выгнали из хаты на снег. Затем его увезли на станцию Миллерово, где он и умер в тюрьме. Жена его жила в чужом доме и умерла от голода. Умерли и дети, остался только сын Василий. Такая же участь постигла и семьи Лобойко Г.Д., Капелюшного К.И., Любчича С., Толстого П., Щербина Е. Все они погибли в тюрьмах. Выжил и вернулся домой только Горбуля Антон Памфилович, который прожил в родном хуторе до 94 лет.
Раскулачивание крестьян из середняков коснулось и Перетятько Ивана Андреевича. Его семью выгнали из хаты, взяли все имущество (деревянную кровать, подушки, сундук, швейную ножную машинку «Зингер» и др.), выгрузили на улицу возле магазина для свободной продажи. Хорошо, что родственница Прасковья смогла выкупить машинку, на которой семья зарабатывала на свое пропитание. Все это делалось по решению комитета бедноты, за то, что глава семьи отказался шить пальто одному из них. Через 2-3 месяца в г. Миллерово их реабилитировали.

Колхоз был разделен на три бригады. Люди в надежде на лучшую жизнь трудились в поле, на фермах, дома. Нелегкая была жизнь тех лет. Пахали и убирали урожай только на быках, сеяли вручную.
В 1937-1939 годах на трудодень стали давать 3,5 кг зерна. В колхозе появилась техника. Хутор Песчаный стал многолюднее, разросся, колхоз был передовым. Кроме полеводческой бригады, в колхозе была еще и животноводческая бригада, птицеферма. Лучшими передовиками были Ефросинья Вакуленко, Лукерья Колот, Анастасия и Татьяна Шишацкие, Ефросинья Жадан, Вера Коровченко, Ирина Скибина и др. В хуторе построили новый клуб, магазин, правление колхоза.

Но началась жестокая, кровавая война. Было трудно, но выжили. После войны стали восстанавливать хозяйство. Питались плохо, надеть было нечего, хлеб, молоко строго сдавали государству. В этот период некоторые семьи уехали на заработки в другие области. Песчанка шла к упадку: закрыли школу, часть хуторян выехала в Первомайское, Индустрию. Но оставшиеся жители не сдавались, работали на земле, помогали друг другу.

В 50-70-е годы построили молочно-товарную ферму, птичник, свиноводческую ферму. Возвели новую школу, клуб, медпункт. В хуторе появились электросвет, радио. В 70-80-годы Песчаный включили в состав колхоза «1 Мая». Здесь к началу 90-х уже осталось 126 дворов, 212 жителей. Сюда проложили дорогу с твердым покрытием, построили железный мост через Таловую (тот самый единственный).

Сегодня Песчаный не узнать. Колхозное хозяйство развалилось, скота уже нет. Разбиты фермы, сельхозтехника. В клубе, мастерской, в бригаде нет ни окон, ни дверей. Люди остались без работы. В хуторе даже нет медицинского пункта. Каждый выживает как может.

Дом на Заречной

Мы держим путь по Заречной, видим только пустоту. Сквозь заросли терновника и бузины виден еще один домик. Подъезжаем. Здесь живут Николай Николаевич и Людмила Ивановна Молчан. Рядом никого из соседей.

Людмила Ивановна здесь живет около 39 лет, с тех пор, как вышла замуж и переехала к мужу из хутора Чирок. Был когда-то такой хуторок близ нынешней Михайловки. Людмила Ивановна вспоминает, что нынешний хутор тогда таким не был. По рассказам старожилов, здесь когда-то было 4 поселка, в которых проживало почти 1000 человек. Потом хутор Песчаный вошел, как одно из отделений, в состав колхоза «1 Мая». «Столько всего было, – восторженно говорит женщина. – Здесь были птичня, свинарня, конюшня, 2 фермы с телятами, колхоз имел свою мастерскую, где даже были сауна и душ. А сады какие были! И вишневый, и яблоневый! Только все пришлось выкорчевать». Вспоминает она, что река была полноводной. Было 2 пруда. А потом, когда стали распахивать рядом землю, она обмелела.

Когда-то Людмила Ивановна работала в детском саду в Михайловке. С 1991 года семья живет за счет хозяйства, кстати, оно немаленькое. Да еще и пай имеет в «Светлом». А это тоже что-то значит. Есть у нее и три огорода, где выращивает картофель, тыкву. Скучать супругам некогда. Они встают ни свет, ни заря, чтобы все успеть. Да и сейчас на дворе ранняя весна, а хозяйка уже и чеснок посадила, и парник практически готов. К тому же и порядок во дворе держать надо: везде выметено, мусора нигде нет.

Видно, что хозяйка еще и талантлива. На стене гаража красуются два прекрасных лебедя, нарисованных ею. А когда выдаются редкие свободные минутки времени, чаще осенью и зимой, она вяжет несложные вещи детям и внуку.
Дети супругов Молчан уже выросли. Дочь живет рядом по соседству, в Индустриальном. Сын на заработках. А что делать? Ведь работы нет.
Так что люди живут, кто как может. Стараются, трудятся. И, пока еще есть такие семьи, хутор будет жить.

Случайная встреча

Едем по хутору дальше. Видим, что немногочисленные песчанцы живут своей однообразной жизнью. Вот дом Виктора Ивановича Гулова.

Он бывший тракторист, сейчас занимается личным подсобным хозяйством и прочими домашними делами. Вот и сейчас он настраивает бензопилу, чтобы пилить дрова. А что делать? Ведь дом, в котором живут еще жена и дочь, надо отапливать, газ-то нескоро сюда доберется. Вот так-то.

Летописец родного края

Большой вклад в составление летописи родного хутора внес Перетятько Иван Иванович, внук первых переселенцев Перетятько Андрея Николаевича и Продан Исаака Герасимовича.
Иван Иванович участник ВОВ. Последние годы жизни проживал в городе Воронеже. Но душа его всегда стремилась к родному хутору. «Здесь и дышать легче, и теплее на душе», – говорил Иван Иванович. Он по крупинкам собирал воспоминания родных, земляков, чтобы потом написать историю своей родной Песчанки.
Иван Иванович организовывал встречи земляков на 80-летие и 90-летие со дня образования хутора, на которых вспоминали и чтили предков, земляков.
Ему во всем помогала Анна Николаевна Евсеенко, ныне проживающая в селе Первомайское (тоже из рода первых переселенцев). И хотя все рушится, обесценивается, но, по мнению летописца, настрой на дела идет от людской веры. Всю жизнь он верил, что не сгинет с лица земли его дорогой хутор Песчаный, как исчезли другие хутора.

Хуторские будни

Снова едем по дороге, вокруг степь, по которой пробивается первая зеленая травка и первоцветы. Внимание привлекает воронка, которую сейчас облюбовали байбаки. Как потом рассказал нам местный житель, здесь когда-то была овчарня с кузницей, вдали разрушенное здание колхозной мастерской.

Снова в отдалении жилой дом. Наше внимание привлекли два мужчины за очень необычным занятием в наши дни. Это хозяин дома Евгений Николаевич Кисиль и его крестник Денис Ягольник режут поросенка. Нам интересно и, понимая, что хозяевам некогда, мы все равно просим минуточку общения. Евгений Николаевич с удовольствием соглашается.

Да, согласитесь, увидеть, как режут поросенка, сейчас можно довольно редко. А раньше, вспомните. Его целый год откармливали и резали обычно перед праздниками, чтобы хозяйкам было из чего приготовить богатый стол. День, когда резали свинью, был настоящим событием для детей. Они толпились вокруг животного и ждали момента, когда им позволят сесть на тушу, так как считается, что после этого мясо будет вкусней. И по традиции именно малышей первыми угощали свиным хвостом и ушками. Тушу обрабатывали огнем, чистили и только после этого разделывали мясо. Это был настоящий ритуал для жителей сел и хуторов.

Вот и здесь, хозяин, ловко орудуя топориком, разрубывая тушку в некоторых частях, успевает нам кое-что рассказать. Оказывается, его дед в числе первых 59 переселенцев обосновался в Песчанке, почти 110 лет назад купил надел земли, построил хату. Здесь жил и работал. Отец Евгения Николаевича, Николай Евтифеевич, одно время работал в Донецке водителем на шахте. Там познакомился с будущей женой. Мария Ивановна родом из Тарасовского района, приехала с мужем на его родину. Здесь и проработала всю жизнь в колхозе кладовщицей, учетчицей, дояркой.

Сам Евгений Николаевич тоже исправно трудился в колхозе «1 Мая» водителем и трактористом. Он до сих пор помнит свой первый ГАЗ-63 1979 года, которые закупали в колхозы из военных частей. Вспоминает, что, по рассказам родителей, хутор раньше был многолюдный. Насчитывалось примерно в 252 дворах 830 человек. «А сейчас вот человек 60 осталось и все», – с сожалением говорит он. «Да и река раньше была совсем не такой. Мы в детстве в тогда еще полноводной Таловой купались, удили рыбу. Рядом был большой пруд. Красота! – снова восторженно ударился в воспоминания наш герой. – А потом все вокруг обпахали, пруд где-то в 70-е прорвало, и совсем стало не узнать нашу Таловую».

Очень жаль, но прошлого уже не вернешь. И, если мы не задумаемся, то наша первозданная красивая природа останется только в наших воспоминаниях, а многие традиции наших предков уйдут в небытие. Мы прощаемся с Евгением Николаевичем, ведь ему еще предстоит много работы. А вечером его ждет квасок со свежиной, чему мы даже немножко по-доброму позавидовали. Удачи ему и Денису!

Остался на родной земле

Далее путь лежит через поле. Вдали виден трактор. Подъезжаем. Оказывается, это механизатор Владимир Иванович Семенихин на своем Т-150 культивирует поле. Приятно удивлены тем, что Владимир – местный житель из Чернигово-Песчаного.

Окончив Каргинское ПТУ, филиал которого был когда-то в соседней Первомайке, он в поисках работы отправился в Москву. Но на чужбине-то не так сладко. Вернулся домой, ведь душа-то тянет сюда, здесь все свое, родное. И устроился Владимир механизатором в ООО «Светлый». Теперь вот и работает на родной земле, что ему очень нравится. На сегодня отделение №7 ООО «Индустриальное» ГК «Светлый» обрабатывает земли этого хутора. У хуторян душа спокойна, что положенное на пай вовремя получат, да и кормилица-земля всегда ухожена и в порядке.

У сельских тружеников

Дом хуторских тружеников Горбуля стоит по левую сторону Таловой один-одинешенек. Когда-то улица гремела: из всех хат выгоняли коров на пастбище, вместе шли на сенокос, дружно отмечали праздники или просто устраивали посиделки у кого-то из соседей за двором на лавочке.

Большое подворье Горбуля простирается далеко вниз к реке, которая теперь и неширокая, но все равно есть. Вдали виднеются заросли ивняки. Вверху картина очень красивая, хочется просто любоваться пейзажем, забыв о повседневных делах.

Во доре хлопочет хозяйка. Валентина Яковлевна всю свою трудовую жизнь проработала дояркой в колхозе. За добросовестное отношение к труду ее даже выбрали депутатом сельского Совета. Сейчас она давно на пенсии, но забот по дому хватает. Мы обратили внимание, что хозяйство у семьи немаленькое, и не смогли, чтобы не поинтересоваться: «Как же Вы справляетесь? Как живете сами, ведь далековато до соседей?» Но Валентина Яковлевна совсем не жалуется на жизнь. «Все хорошо, – говорит она, – с хозяйством потихоньку справляюсь. Но только зимой, когда занесет дорогу, то совсем не выедешь отсюда».

Предоставив хозяйку ее заботам, мы идем в дом, чтобы познакомиться с Василием Антоновичем. Он в силу своего здоровья сам выйти к нам не может. Василий Антонович – коренной житель Песчанки. Вся жизнь его прошла здесь в трудах и заботах. Работал в колхозе на тракторе, во время уборки садился за комбайн. За ударный труд и достижение высоких показателей в работе был награжден медалью «За трудовое отличие». И как передовик даже в составе делегации Кашарского района был награжден поездкой в Чехословакию. А теперь очень болит душа у Василия Антоновича за то, что все исчезает, что уже нет совсем его родного колхоза. И теперь у него осталась только одна радость – телевизор. Он смотрит его бесконечно, все подряд, сравнивая прошлую жизнь и настоящую.
Супруги вырастили двух дочерей. И теперь очень гордятся внуками, которых на днях ждут в гости. Кстати, пятеро из них играют на разных музыкальных инструментах: гитаре, саксофоне, пианино, барабане. Целый оркестр. И, хотя раньше в семье никто не увлекался музыкой, увлечение внучек все поддерживают. Так что скучать дедушке и бабушке не придется.

Есть места на Руси

Итак, дорогие читатели, путешествуя по Таловой и познакомившись с жителями всего лишь одного хутора Чернигово-Песчаный, мы еще раз убедились, что живут на нашей земле люди добрые и трудолюбивые. Мы вновь увидели, какая живописная природа нас окружает.
И как бы ни было сегодня трудно, надо надеяться, что жизнь на Руси войдет в свое русло, и былая слава наших хуторов возродится в делах его жителей, что сохранят они свои старые добрые традиции для последующих поколений.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content