Что держит веси на плаву… река Вербовка

Что держит веси на плаву… река Вербовка

Реки пронизывают земную поверхность подобно кровеносным сосудам. Увлекательное путешествие по ним зовет и манит нас в очередной раз. Сюрприз был неожиданным. Мы побывали в том месте, где в нашем районе берут начало сразу две реки. Лишь водораздел меняет их направление течения в разные стороны. Небольшая возвышенность на окраине Талловеровского сельского поселения является границей между соседними бассейнами рек – Мечетной и Вербовки. У этих рек свои истории…

Следуя за рекой

Река Вербовка (Вербовая) – правый приток реки Чир. Длина ее – 36 км, площадь водосборного бассейна – 401 кв. км. Река берёт начало южнее хутора Платова Кашарского района, огибая его вниз по течению. Затем протекает через хутора Малаховский и Вербовка Боковского района. На реке есть крупное водохранилище с гидроузлом, которое в советское время использовалось для орошения полей, теперь это «вотчина» местных рыболовов, и на её берегах в самом низовье расположен большой казачий хутор Земцов. Далее на юге станицы Боковской Вербовка впадает в реку Чир. Там же образует одноимённую балку.

Периодически проводится очистка реки. В последний раз это делалось в 2015 году.
По данным государственного водного реестра России, относится к Донскому бассейновому округу, водохозяйственный участок реки Чир.
Название небольшой реки Вербовки происходит от названия дерева. Вербами на казачьем Дону называют деревья ивы, которые растут в засушливом степном климате, обычно там, где грунтовые воды находятся близко к поверхности земли, а также по берегам рек, озер, лиманов.

Вполне приятный конфуз

Дорогие друзья, продолжаем путешествовать по рекам нашего района. По плану мы должны сейчас «плыть» по реке Мечетной, но вмешался его величество случай. А было все так. Приехав в Пономарев, чтобы у старожил узнать, где исток реки, выяснили, что где-то в районе Платова. Продолжаем путь, иначе как, не побывав на месте, начинать проект. Едем проселочной дорогой среди раскинувшейся степи, другого пути просто нет. Красота! Простор! Попутно делаем фото. Всматриваемся в пейзаж, пытаясь разглядеть хоть что-то, связанное с водой.

Встречаем селян. Фермер Немудрякин косит пшеницу. От фото и разговора категорически отказался, а вот другой Немудрякин – Иван Васильевич – любезно с нами побеседовал, даже напоил вкусным компотом. Холодный взвар утолил жажду в жаркий день. В разговоре мы выяснили, что в округе рек нет, но есть водораздел, расположенный как раз на территории его пашни, недалеко от Платова. С одной стороны исток реки Мечетной, с другой – Вербовки. Обе реки берут начало в нашем районе, но если об одной есть информация на официальном сайте администрации Кашарского района, то о другой ничего не сказано.
Меняем свои планы на ходу: расскажем вам о Вербовке и обо всём, что с ней связано…

О том, что было и что есть

Сколько умирающих хуторов разбросано по степи? И мы не задумываемся, что вместе с ними теряются корни наших предков. Платов один из них.
Казачий хутор Платов расположен примерно в 55 км к востоку от слободы Кашары. К сожалению, о первых поселенцах нам ничего неизвестно. Но вполне возможно, название хутор получил в честь атамана Донского казачьего войска Михаила Платова. По воле судьбы Платов бросало из района в район. За время его существования во время Советской власти он побывал в составе Милютинского, Морозовского, Селивановского, Киевского районов. Теперь входит в состав Кашарского. До начала коллективизации здесь было 400 крестьянских хозяйств, более 2000 взрослого трудоспособного населения. К началу 60-х хозяйства сократились до 150, а трудоспособное население снизилось до 300 человек.

Причиной столь значительного сокращения дворов и работников явилась, скорее всего, коллективизация. Добрая половина хозяйств была отнесена к кулацким. Их имущество, скот обобществляли, а хозяева, кто сбежал, спасаясь от высылки, а кто не успел – отправились по этапу. Высланы были сотни крестьян, а вернулись единицы.
Образовавшееся здесь третье отделение совхоза «Степной Маяк» специализировалось на овцеводстве. В хуторе появились начальная школа, позже клуб, медпункт, магазин, отличная баня. Жителям жилось дружно и весело. Но постепенно, как и во многих других хуторах, все пришло в упадок. Хозяйство развалилось, учреждения постепенно перестали существовать. На то было много причин, но главное – беды и нужды людей оставались без внимания руководителей хозяйства, района. С Платовым нет автобусного сообщения. Из-за отдаленности хутора нерегулярно, часто с опозданием поступает к жителям почта. Нет ни медпункта, ни школы. Люди держались в хуторе, пока была надежда хоть на какое-нибудь улучшение. А потом, потеряв ее, ехали искать лучшей доли. Однако самые стойкие остались, живут там вопреки всему. С ними мы и решили познакомиться.

Дорога на Платов. Пруд

Дорогу в Платов незнающему человеку найти совсем не просто. Расспросив в ближайшем Пономареве, как нам проехать, мы отправились в путь. Об асфальте не может быть и речи, только грунтовая дорога. Вокруг бескрайние поля, балки. Пейзажи, конечно, радуют глаз. Приятно смотреть на большие валки сена, которые сельские труженики заготовили на зиму. А они повсюду. Но все-таки задумываемся, как же платовцы добираются до цивилизации в межсезонье, когда бездорожье.

Наконец-то, впереди указанный нам ориентир: земляная насыпь (дамба) и справа пруд. Значит, подъезжаем. Представляя себе обычную водную гладь озера, мы обескуражены открывшейся перед нами картиной. Вокруг ветвистые вербы, местами песчаный бережок, в тени построенный навес. Видно, что иногда здесь отдыхают приезжие, о чем говорят и пустые бутылки, и разорванные пакеты. Их немного, но они есть, оставлены любителями природы.

Но поразило нас вовсе не это. Из воды по всей поверхности озера торчат пеньки, возможно, здесь когда-то были деревья. После того, как сделали дамбу, образовавшаяся впадина заполнилась водой, но почему не выкорчевали деревья до конца, для нас так и осталось загадкой. А пеньков, наверное, больше сотни. Почему-то смотреть спокойно невозможно, мурашки бегут по коже. Зрелище напоминает какой-то страшный фильм о «мертвой» зоне или кинохронику о затопленной исчезнувшей цивилизации.

Поскорее покинув красивое, но жуткое место, мы въезжаем в Платов. Кстати, указателя мы не увидели. Может, заехали не с той стороны?

Факт

Общаясь позже с местными жителями, мы узнали, что необычный пруд – это случайно созданный водоем, «ошибка строительства». Возможно, сделанная насыпь перегородила путь родникам, которые и стали источником создания этого красивого водного объекта. Что ж, природа не любит, когда вторгаются в ее владения. Она сама вносит коррективы в местные пейзажи. Где-то здесь и начинается наша Вербовка, именно эти родники дают ей начало.

Есть мнение

Почему в жизни все так? С одноименным названием международный аэропорт Платов, расположенный в столице нашего региона, многолюден, принимает иностранных гостей, имеет развернутую современную инфраструктуру, а хутор в донской глубинке живет без элементарных условий, необходимых для комфорта жителей и их существования.

На краю цивилизации

Что Платов – жилой хутор, сразу и не определишь. Всюду высокие заросли бурьяна. То здесь, то там открываются взору заброшенные подворья. Жалко смотреть на развалины казачьих домов, а ведь когда-то они исправно служили своим хозяевам. Но, видно, не от хорошей жизни, пришлось местным казакам сорваться с насиженных мест и оставить нажитое своим трудом.

Вот в траве старый покосившийся колодец. Скоро от него не останется ничего. А раньше столько слышал он местных историй и легенд, когда вокруг собирались казачки, чтобы набрать воды и посплетничать. Все в прошлом.

А вокруг ни одной живой души. Чтобы попасть к местным жителям, мы просто едем прямо по наезженной дороге, решив, что она нас куда-нибудь да приведет. И действительно – упираемся в большое ухоженное подворье и аккуратный домик, окна которого прикрыты ставнями. Чужаки в этих краях – явление редкое, поэтому хозяева удивлены, но, тем не менее, Валентина Григорьевна Васильева, узнав о цели нашего визита, охотно соглашается поговорить и приглашает в дом, но фотографироваться отказывается.
Супруги Васильевы перебрались на родину Михаила Георгиевича в Платов чуть более 45 лет назад из Луганска. Жена родом с Украины, поэтому некоторое время семья жила там.

  • Когда приехали сюда, – вспоминает Валентина Григорьевна, – все было здесь по-другому. Многолюдно. Жизнь кипела: начальная школа, магазин, баня, а какой клуб! Я работала санитаркой в медпункте, которого уже нет и в помине. Своей почты у нас не было, но почтальон Илюша Гуров приходил регулярно. Хороший был человек, много лет занимал эту должность и доставлял людям долгожданные вести.

Михаил Георгиевич оказался немногословен, но все равно нет-нет да и вставит словечко о прежней жизни, которой уже нет. Ведь как ни трудно было, а работали все, жили дружно. А теперь, оказывается, в хуторе осталось три семьи. Ближайшие соседи живут довольно далековато. Но связь по телефону поддерживается регулярно.

Вспоминая о прошлом, Валентина Григорьевна говорит, что раньше все вокруг было заселено, пока постепенно не закрылись все учреждения, и не развалилась бригада. Но на жизнь она ни в коем случае не жалуется. «А что, привыкли, живем ничего, – говорит хозяйка дома. – Главное, есть вода и свет. И чтоб здоровье было. Амбулатория к нам иногда приезжает. Одно время нам и хлеб возили, а теперь кому его везти. Ездим сами в Боковскую, это намного ближе, чем в Кашары. Квитанции на коммуналку нам привозят, иногда сами забираем на почте в Пономареве. Так что жаловаться не на что». Но все же мы, не вытерпев, задаем вопрос: «А дороги? Ведь после дождя отсюда не выехать?». «Ничего, переживаем и эти моменты. У нас «Нива», а зимой сосед, бывает, трактором проедется, и все», – смеется добродушная хозяйка.

Правда, все равно Валентина Григорьевна взгрустнет, задумается. Жалко хутор, детей здесь совсем нет, а это значит, что и будущего у его нет совсем. Да и тоскует она иногда по родине, ведь в Украине осталась сестра, которая живет сейчас в Донецкой народной республике. В прежние годы приезжала в гости, а из-за последних событий общение с ней только по телефону.

Провожая нас, хозяйка продолжает делиться: «Раньше у всех было большое хозяйство. Мы тоже держали корову, без нее в селе нельзя – кормилица. Но сейчас уже нет возможности. Держим поросят да птицу, да иногда ежики к нам заходят». Обращаем внимание на вальяжно разгуливавших по подворью кур и уток. Хорошо им здесь – раздолье. Возле калитки – клумба с ярко-розовыми лилиями. Кругом порядок, двор выкошен. «Это супруг мой сам косит ручной косой, другую не признает, а терпеть не может, когда трава», – с улыбкой говорит Валентина Григорьевна.

С неохотой попрощавшись с хозяевами уютного домика, мы продолжаем путь по хутору, ведь нам предстоят еще очень интересные знакомства.

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content