Что держит веси на плаву… река Вяжа

Что держит веси на плаву… река Вяжа

Длина реки Вяжа составляет 14 км, площадь водосборного бассейна 86,9 км2

В одном ритме с природой

Итак, дорогие друзья, продолжаем наш проект «Что держит веси на плаву…». По задумке редакции сегодня мы должны вам рассказывать о притоке реки Нагольной – Таловой. Но вмешался его величество случай…

А было все так. В обычный будний день в редакции появляется Александра Ивановна Волкова, чтобы дать объявление и попутно заявляет:

  • Что вы пишите про разные реки, где все хорошо. Напишите про нас, я сейчас с таким трудом перебралась через мостик, который скоро рухнет.
  • Это где у Вас? – интересуемся мы.
  • В бывшем хуторе Ворошилов, на реке Улитиной.
  • В Кашарском районе нет такой реки, – не соглашаемся мы с женщиной.
  • Есть. Я на ней родилась и выросла, и много лет уже живу.
  • Ну хорошо, приедем, разберемся, – согласились мы.

После разговора окунулись в просторы интернета, но ничего по реке Улитиной не нашли. Но есть сведения, что по примерным координатам Улитиной протекает река Вяжа. Она небольшая, всего несколько километров. Устье и исток находятся на территории Вяжинского сельского поселения. Вяжа – приток Ольховой. Ольховая у нас должна быть по плану где-то летом. Поэтому на редколлегии решили выехать на место и во всем разобраться. А заодно проехать только по правому берегу, чтобы потом описать жизнь на левом берегу этой реки.

Немного о проблеме

Сказано-сделано. Держим путь в бывший Ворошилов. Параллельно проселочной дороге тянется линия телеграфных столбов, только без проводов. Дорога за ночь подмерзла, и мы без труда добрались по местному бездорожью к дому Волковой. Хочется поделиться с вами, дорогие читатели, интересным фактом с которым мы столкнулись: обычно улицу делит дорога на четную сторону и нечетную. Здесь же улицу Восточную делит речка, правый берег – четная сторона, левый – нечетная. На правом раньше располагался Ворошилов, на левом – Вяжа, сейчас это один населенный пункт. В начале 90-х, когда стали давать улицам названия, на местном сходе было решено назвать эту улицу Восточной, так как расположена она на восточной окраине деревни.

  • Александра Ивановна, газетчики приехали, – здороваясь с хозяйкой, слышим в ответ:
  • А я не думала, что вы приедете. Давайте сначала все обойдем, а потом я вас чаем угощу.

Мы соглашаемся. Наша задача – помочь нашей спутнице, чтобы местные власти обратили внимание на мостик, который ей приходится преодолевать, чтобы попасть в социум.
На шагомере засекаю количество шагов от дома Александры Ивановны до мостика, из-за которого, собственно говоря, и сбились мы с маршрута в нашем проекте.

Так все же, Улитина или Вяжа?

По пути ведем разговор. Вместе с нами и социальный работник Галина Николаевна Сетракова, она как раз была у А.И. Волковой по работе.

Александра Ивановна, окунувшись в житейские проблемы, рассказывает о своем житии-бытии. А мы с коллегой только головой крутим и представляем, как здесь стоял клуб, там детский сад, начальная школа, поодаль контора и т.д.

  • А это мое родовое поместье, – указывая на дом, в котором по казачьей традиции много окон, говорит Александра Ивановна. – Сейчас в нем живет семья из Кемерово. Лет пять назад обосновались в этих краях северяне.
    Дорога ведет нас вниз, идем по балке, тропинка протоптана. Видно, что вокруг обкашивают, оказывается, это местные сами себе уют создают.
  • Река вся на родниках, – попутно поясняет наш гид.
  • А почему Улитина?
  • Это сейчас мы на отшибе, а раньше здесь был центр села. Когда селились наши предки, богатый казак Егоров облюбовал это местечко. Названия реки он то ли не знал, то ли его не было. Поэтому решил назвать Улитиной в честь своей любимой жены по имени Улита.

Вот так мы узнали одну из версий того, как в народе называют реку Вяжу. На самом деле Улитиной называется одна из балок, по которой она протекает.

Опасная переправа

Фотографируя местные красоты и слушая Александру Ивановну, сначала прошли по металлической трубе, что не очень безопасно, затем подошли к мостику.

Шагомер показывает 2491 шаг от её дома. Да, вид у него, конечно, неприглядный. Покосившийся от времени мост просто не внушал доверия, а построили его в 40-е годы прошлого столетия. Расположенный под углом в 30 градусов он сикось-накось повис над рекой. Поручни только с одной стороны, трогая их, понимаешь, что больше ты их держишь, чем они тебя. Да и взобраться на мост нелегко, не только зимой, когда все обледенело и в снегу, но и летом. Дощечек местами нет, дыры зияют, и видны воды реки Вяжи. Длина переходного мостика составляет примерно 25 метров. Раньше его ремонтировали, хотели даже новый возвести.

  • Как же вы здесь переходите? – не сдерживая эмоций, интересуемся мы.
  • А вот так, – разводят руками женщины. И, как бы показывая нам, Сетракова аккуратно взошла на мостик и медленно перешла на ту сторону реки. Женщина попрощалась с нами, а мы пытаемся взобраться на мост. Честно скажу, очень страшно. Так я этот страх пережила один раз и укатила в Кашары, а этим женщинам приходится практически ежедневно здесь ходить.
  • А другого пути нет? – с середины моста спрашиваю я.
  • Есть, но длиннее на несколько километров.
  • Ого!
  • Здесь очень глубокое место было, я даже в детстве в этом месте тонула – отец спас, а плавать научилась в 12 лет. Раньше детвора и молодежь прыгали с него, настолько глубоко было.

Возвращаемся обратно. Александра Ивановна рассказывает, как жила деревня раньше. Как жил народ, работал, строил планы на будущее, а сейчас ни одного целого строения, одни развалины да холмики. Отсюда уходили земляки на фронт. А мы как раз проходим пустующий дом ветерана Великой Отечественной, казака Егорова Ивана Тимофеевича. Вокруг его усадьбы кусты сирени, представляю какая красота здесь весной. Иван Тимофеевич вернулся с фронта инвалидом, без руки, в мирное время работал завтоком. Добрый был человек, односельчане его уважали. Светлая ему память. Да, люди уходят, а время безжалостно стирает села и хутора не только с карты района, но и из людской памяти.

Как это было: след в истории

Мы продолжаем свой маршрут. Наш гид по реке Вяже по-прежнему Александра Ивановна.

  • Давайте проедем к водохранилищу, – предлагает она.

Пересев в машину, держим путь вдоль опустевшей деревни. Более 60 дворов было в 60-е годы 20 века в этом хуторе. Раньше эта улица шла вдоль засеянных полей, мимо молочной фермы, столовой и обжитых дворов. Сейчас мы едем мимо пустыря и озимой пшеницы. Улица протянулась на несколько километров. С трудом верится, что здесь кипела жизнь, играли свадьбы, в садах у казаков фрукты наливались соком. Никто ни на кого не жаловался, как сейчас «друг на дружку, а третий на верхушку». Души у людей были чистыми, как в ту пору река Вяжа. Сейчас тишина и запустение. Кстати, в архивных документах сохранились списки с фамилиями первых старожилов. И эти списки свидетельствуют, что эти фамилии до сих пор сохранились в этих краях. Александра Ивановна перечисляет нам, когда-то проживающих здесь казаков: Егоровы, Кузнецовы, Сетраковы, Горины, Цыпкины, Гладковы – кто-то умер, кто-то переехал, по-разному сложились их судьбы. А ведь раньше они трудились в местном колхозе и добивались успехов.
Вернувшись в редакцию, я решила заглянуть в подшивку газет, например, за 1969 год и нашла десятки статей, подтверждающих слова нашей собеседницы.

Итак…
«Не снижая темпов» под таким заголовком зоотехник колхоза С. Скрипская прислала статью в районку:
«Птицеводы колхоза «Родина», продав государству в прошлом году 500 тысяч яиц при плане 310 тысяч и получив от каждой курицы-несушки по 177 яиц, завоевали первое место в районе. Коллективу фермы вручен переходящий Красный вымпел райкома КПСС… трудятся здесь старательные люди – С.С. Удовкина, А.В. Мрыхина, М.С. Колузонова».
Листаю подшивку дальше и, пожалуйста: «На Доску почета газеты «Молот» занесены передовики из колхоза «Родина» птицевод товарищ Колузонов Михаил Семенович и скотник товарищ Назаров Алексей Васильевич. А всего по итогам областного соревнования животноводов 130 передовиков добились наивысших показателей в повышении продуктивности скота и птицы».
А вот за достигнутые успехи в социалистическом соревновании животноводов по итогам 1 полугодия 1969 года на районную Доску почета в газету «Слава труду» занесены: «Колхоз «Родина» (председатель тов. Яценко П.П., секретарь парткома тов. Фомин А.М., председатель профкома тов. Колузонов А.А.), выполнивший полугодовой план продажи мяса на 101%, молока – на 107%, яиц – на 182% и шерсти – на 103%.

Почему так?

Дорогие читатели, получается, что на этой территории, где сейчас, кроме растениеводства местные хозяйства ничем не занимаются, ранее процветали фермы, птичник, овчарня, был табун лошадей, сливпункт. Здесь же был ток, кузня, даже мельница, много техники, двухэтажный магазин и церковь на горе. Стояли огромные деревянные амбары, а также была, как говорят казаки, «клуня», где хранили зерно на посевную. А колхозная столовая славилась даже за пределами, ох и вкусно готовили местные женщины обеды. Огромная мастерская с отоплением для ремонта техники. Стены от неё до сих пор возвышаются на отшибе, а за этой мастерской стоит кованый крест. Местные говорят, что это эхо войны. Однажды в поле выпахали снаряд и привезли во двор мастерской. Он долгое время валялся бесхозным, пока Словак Петр не решил сделать из него ступку. Мужчина только начал его разбирать, и прогремел взрыв, Петра убило.

  • Здесь была центральная усадьба, – отвлекает меня от мыслей голос Александры Ивановны. – Там центральная контора. Я любила ходить мимо этого здания. Весной и летом окна были всегда распахнуты и слышались голоса, радио, а иногда и музыка.

И вот мы на месте. Оставив машину, отправились пешком к водохранилищу. Его построили в 80-е годы для орошения полей. Шесть земельных участков поливались из него.

  • Когда полив был вечером, такая радуга была, – указывая на небо, говорит наш гид.

Говорят, водохранилище состоит из нескольких водоемов, располагавшихся в округе, их соединили, и получилось то, что мы увидели. А вообще, как гласит местная легенда, под водами находится одно из самых известных и загадочных прудов – это озеро Калмыцкое, как говорят казаки. Оно очень глубокое. В старину к нему даже не подъезжали. Так как якобы черные воды его манят и притягивают к себе. В нем очень много родников и водится рыба. Замечу, что до сих пор смелым рыбакам удается поймать огромного карпа или сома, даже щук ловили руками. Почему пруд носит название «Калмыцкий» никто не знает, можно только предположить, что кочевой народ калмыков в давние времена здесь вольно разгуливал. Также доподлинно известно, что в этом пруду в годы Великой Отечественной войны затонул танк, но неизвестно наш или вражеский. Уже в постсоветский период водолазы ныряли, чтобы достать его со дна, но эта попытка оказалась безуспешной. «Так глубоко, что дна не видно», – рассказывают местные жители.

Мы стоим на дамбе. Очень красивые виды предстают нашему взору. Справа от нас воды водохранилища, прямо виден сосновый бор. Говорят, в нем собирались строить детский летний оздоровительный лагерь, но в стране началась перестройка. Какой там лагерь, не удалось даже сохранить то, что было. Например, слева от нас внизу располагалась насосная станция. Мы даже запечатлели часть трубы. Интересная история с трубами для орошения была. Помнится местным, что прокладывали их 3 раза: сначала пластмассовые, затем железные и, наконец, эмалированные. Напор был сильным. Все эти трубы были выкопаны и «прихватизированы».
Если, стоя здесь, смотреть поодаль, то видны дикие заросли ольхи. Она растет очень давно, но не разрастается. В 30-е годы прошлого века в них скрывалась банда разбойников, и женщину там нашли убитой. В этом ольховом лесочке есть колодец, но ходят туда местные жители очень редко. Заросли ольхи шумят, да и поговаривают, что там даже днем темновато.

Донская казачка

Александра Ивановна Волкова, жительница х. Вяжа. Родилась в казачьей семье. Верующая.
Её прадед Цыпкин Максим Савельевич служил в царской России. Этот род был зажиточным, трудолюбивым. Собственную землю обрабатывали сами, для этих целей имелись две пары волов, две пары лошадей. Совсем недавно нашлись родственники по этой линии, с которыми Александра Ивановна и её семья поддерживает дружеские отношения.
Работать начала с 7 лет. Будучи ребенком, она до 12 лет работала на току. В задачи входило отгружать зерно с машины вместе с такими же девочками. А в 12 лет начинается её официальный стаж. Служила в армии и даже вела самолет Брежнева, когда он пролетал над Миллерово. Во время службы познакомилась с будущим мужем Виктором Васильевичем. Он с Урала, но влюбился в донскую казачку и остался в наших краях, более 50 лет прожили дружно. К сожалению, болезнь подкосила его здоровье, и он умер. Рассказывая о нем, у Александры Ивановны на глазах наворачиваются слезы. Говорит, что привыкла к одиночеству, но как к нему привыкнешь?

  • Александра Ивановна, было у Вас желание переехать в другую местность?
  • Нет, люблю свой край. Посмотрите, какая красота у нас! В каждом времени года есть своя прелесть. Весной радует изумрудная зелень, летом – золотые пшеничные нивы, осенью – многообразие пестрых красок.
  • Что из детства запомнилось?
  • Солнце по-другому светило, такое яркое и большое было. Бывало, бежишь по лугу, а вокруг так красиво. Жили все большими семьями, люди были добрее. Вечерами по всей округе слышалось, как льется песня, гармонь играет, трогая струны души. Денег на все хватало.

Эти воспоминания бередят душу моей собеседнице. Она признается, что порой плачет. Грустно бывает, ведь ничего нельзя вернуть. Кажется, Чехов сказал, что русские не живут, а вспоминают. А как иначе? Ведь хочется сохранить память о нашем прошлом, сделать её сильнее времени. Вот так, дорогие мои читатели.

А еще запомнилось женщине, как в 1963 году было много гроз. «Сейчас таких нет», – говорит она. Так вот однажды природа так разбушевалась, что убило парня (её одноклассника Петю Соболева), лошадь, две коровы, корпус загорелся, да и шаровая молния чуть не сожгла жизнь тогда еще молоденькой Шурочки. Гроза ударила в столб, по проводам шаровая молния залетела в красный уголок на ферме, где были Петр и Шурочка. Лампочки не было, и красно-синий шар упал вниз. Выйдя на улицу, Шура упала на траву – отказали ноги. Девушку занесли в дом, затопили печь, несмотря на лето, в чугунке нагрели воды. «Ноги гором горят», – вспоминает она. Прикладывая тряпки к ногам, два часа отхаживали её. С тех пор не смогла Александра Ивановна работать на ферме, долго боялась гроз. Колхоз отправил её на учебу в Кашары на продавца.
Наша героиня очень гостеприимная женщина, а какие пироги и пирожки печет, просто объеденье. Мы изведали, поэтому и утверждаем. А еще готовит тыквенную кашу на молоке с пшеном и рисом. Кстати, по казачьей традиции такую кашу подают и на поминках. Во дворе и в доме много цветов.
Александра Ивановна, я рада встрече с Вами.

14 км пути. «За» и «против» течения

Возвращаемся обратно. Александра Ивановна рассказывает, как в 70-е годы геологи открыли подземное озеро с пресной водой.

  • А давайте, я вас угощу вкусной водой с нашей криницы. У меня в конце огорода бьет родник.
  • Давайте, – быстро соглашаемся мы.

Хочу отметить, что Александра Ивановна, несмотря на возраст, шустренькая. Мы с коллегой едва за ней успевали. А приятный казачий говорок не умолкал ни на минуточку. Очень интересная женщина. Она носит воду на коромысле для приготовления пищи из этого колодца, считая её очень полезной, даже целебной. Чтобы подобраться к колодцу, надо сквозь заросли спуститься вниз. На снегу свежие следы, да и колодец вычищен, видно, что совсем недавно.

  • Какой добрый человек это сделал, наверное, сосед, – предположила спутница.

Много лет назад её муж сделал дубовый сруб, с годами он сел, но за местом ухаживали. В этом году упала верба и теперь мешает подобраться свободно к нему. Нужна мужская сила, чтобы навести порядок вокруг. И все-таки здесь хорошо. Тишина. Деревья дают особый шарм. Слышно, как журчит водица, вытекая из-под горы. Зачерпнула воды – холодная, по вкусовым качествам она действительно вкусная.

Сделав фото на память, поднимаемся вверх, идем к дому Волковой, из трубы которого валит дым. В такую деревенскую картину трудно не влюбиться, хотя я недолюбливаю зиму. Пес на цепке залаял, и кошки сели в ожидании хозяйки около порога. Люблю наш донской край, такую добрую Россию!

Какая река здесь протекает?

С этим вопросом мы обратились к местным жителям. Петр Алексеевич Гладков рассказал, что эта река Улитина. «Раньше она очень сильно разливалась, топила огороды. Я здесь любил рыбачить». Кроме того, местный житель охотой увлекается.

А Виктор Николаевич Горин о названии этой реки не задумывался, но часто бывает на водохранилище и очень переживает за чистоту водоёмов, ведь все химикаты с полей смываются туда.

А вот и устье…

Попрощавшись с Александрой Ивановной, возвращаемся обратно. Нам предстоит отыскать устье реки. Попытались сделать сами, не справились – нужен сопровожатый. Поколесив по улицам Вяжи, увидели мужчину, выходящего со двора. М.П. Илющихин с обеденного перерыва идет на работу в недавно отремонтированный клуб.

  • Девчата, а я вас только в газете видел, выхожу, а вы и тут есть, – сразу заявил нам мужчина.

Немного пошутив по этому поводу, объяснили ему, в чем нам требуется его помощь. Он согласился. К этому времени дорога подтаяла, и наша машина с трудом добралась к месту назначения.
Да, интересная была поездка. В поисках истока я немного «утопила» две пары сапог, благо, в машине всегда есть запасные. Это все ерунда, главное, нашли то, что искали – реку и интересных героев. Мы нашли тех людей, благодаря которым деревня нескоро получит статус «исчезнувшей».

Михаил Петрович Илющихин очень переживает за будущее своего хутора. Он ему очень дорог. К тому же в его семье свято чтут память предков. Они гордятся своим дедом-ветераном, который воевал на фронте. Зовут его Николай Данилович. Михаил со своей семьей долго искал информацию о нем, нашли только около пяти лет назад через подольский архив. Узнали, что он погиб в 1943 году под Подольском.

Возвращаемся в редакцию, то молчим, то обсуждаем увиденное. Перед моими глазами четкой картинкой представляются ушедшие люди, их голоса, звонкий смех детей, как где-то бьет молот, а в другой стороне мычит корова, а вот и в колокол звонят. Все перемешалось в голове. Такая давняя быль показалась на мгновение очень близкой. Я затрудняюсь передать те чувства, когда видишь эту брошенную красоту. Возникает вопрос: «Почему так?» В мире высоких технологий и под мирным небом зарастает травой наша история. Легко ли было нашим предкам распахивать пашни, строить этот хутор? Думаю, нет. Раньше здесь было больше цивилизации, чем сегодня. Но не будем о грустном… Зато вокруг живописная природа и замечательные люди! А путешествие по реке Вяже мы продолжим. Впереди вас ждет много интересных историй. До новых встреч!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content