Игра его жизни. К 70-летию Георгия Борисовича Злобина

Пару недель назад сидели с ветеранами на траве кашарского стадиона, смотрели заключительную домашнюю игру кашарской футбольной команды на первенство области. Говорили о том, о сём: о больных коронавирусом товарищах, о слабой игре нашей молодежи, о предстоящих зимних тренировках в ФОКе. В процессе разговора Леша Матвиец напомнил, что скоро, в конце октября, исполнится 70 лет нашему покойному другу – Жоре Злобину. Подумал: надо бы написать заметку в районку. С чего начать? Решил начать с детства, не с его детства, о котором я практически ничего не знаю, а со своего. Жора появился в Кашарах ближе к середине 70-х годов. Среди нас, пацанов, прошел слух, что приехал из Каменска по сегодняшним меркам «крутой» футболист, который лепит в Кашарах новую футбольную команду. Здесь мне повезло в первый раз – Жора поселился на моей улице, переулке Колхозном, буквально в нескольких шагах от моего дома. Вместе с женой Таней сняли летнюю кухню в тупичке у деда Гришки Ткаченко. Периодически встречались на улице, здоровались.

Середина 70-х – время расцвета европейского и мирового футбола. На смену бразильским кудесникам мяча: Пеле, Гарринча, Заггало, пришли голландские волшебники, фломанские живописцы футбола: Йохан Нескенск, братья Вилли и Рене Ван де Керхофы и, конечно же, великий Йохан Кройф (в советкое время его называли Круиффом). Блистали западные немцы: Пауль Брайтнер, Франц Беккенбауэр, Герд Мюллер. Сборная Голландии, малоизвестная до этого, принесла понятие «тотальный футбол», играла легко, красиво. Вспомним чемпионат мира в Германии 1974 года, голландцы произвели фурор, но в финале, в Мюнхене, уступили более практичным и дисциплинированным немцам со счетом 1:2. Несмотря на серебро, Голландия была лучшей на том турнире.

Итак, Жора обосновался в Кашарах. На тот момент что мы знали о нем: парень из Каменска, учился в педучилище, играл за городскую команду, жена Татьяна, художник, неместная. Спустя некоторое время выяснилось, что жена действительно не из наших краев, а Жора – наш земляк, из Лысогорки. С его приходом что-то сразу неуловимо поменялось в организации кашарского футбола. Лично мне больше всего запомнились клетчатые, напоминающие шахматную доску черно-белые флажки, установленные по краям, центральной линии и в углах футбольного поля. До этого флажки были красные, выгоревшие на солнце. Благодаря этой мелочи футбольное поле приобрело очертания европейского стадиона. Купили новую футбольную форму, у каждого появились новые бутсы (до этого играли кто в чем, иногда даже босиком). На днях сравнив сборные Голландии, ФРГ и нашего «Луча» тех лет, еще раз убедился, что наша форма выглядела не хуже. Поменяли футбольные ворота с деревянных на металлические, покрасили новой краской, купили новые сетки. Перед каждой игрой обновляли разметку футбольного поля. И все это привнес он, Жора Злобин. У зрителей появились лавочки для комфортного просмотра игр. Появились объявления о начале футбольных матчей, расклеиваемые в удобных для болельщиков местах, но самое главное, начались регулярные тренировки.

Команда заиграла, на некоторых матчах собиралось до тысячи болельщиков. Тренировки по вторникам и четвергам после работы каждую неделю. Тренировки угловых, штрафных, пенальти, удары по катящемуся мячу. Играли двумя составами на все поле. Часто на этом не заканчивалось, желающие оставались и играли в народную игру под названием жопач до первых звезд, когда уже полностью не было видно мяча. В субботу и воскресенье играли на первенство области и района. Такой был график, а еще были многочисленные кубки: районные и областные открытия сезона, закрытия сезона, Кубок Победы, Кубок районной газеты «Слава труду», Кубок областной газеты «Молот», областной Кубок «Золотой колос». Жора стягивал в команду лучших футболистов со всего района, подтягивал играющих студентов. Команда заиграла так, что ее могли побаиваться не только сельские команды северных районов, но и городские мастера.

Еще при жизни Жоры я написал короткие шутливые стишки, посвященные моим друзьям футболистам. Ему достались следующие строки:
Он меток, добр, совсем не злобен,
Зовут его Григорий Злобин.
Он не играл в составе «Бешикташа»,
Красавец гол забил в ворота «Сальсксельмаша».

Это был действительно гол-красавец, который я запомнил на всю жизнь. Играли на Кубок «Молота». На первых стадиях розыгрыша попадались команды послабее, которые мы обыгрывали, а далее подключались сильные городские команды. В тот год принимали «Сальсксельмаш» из поселка Гигант, что под Сальском. Солидная заводская команда с тренером, с подсказками, с установкой на игру – почти мастера. В первом тайме упорная борьба, мастера поддавливают, наши отвечают контратаками. Жора играет впереди по центру, цепки и защитники, соперники не дают вздохнуть. Где-то в середине первого тайма Жора получает мяч в районе центрального круга, делает рывок в сторону ворот соперника, отрывается от опекуна на какие-то доли секунд и метров с 40 бьет по воротам. Мастеровитый вратарь «Сальсксельмаша» проводил взгядом мяч, попавший в левую от него «девятку» в самую «паутинку». Тот матч мы проиграли – 1:3, но гол был лучшим в карьере Жоры. Далее был выигрыш областного Кубка «Золотой колос». В 1975 году команда «Луч» выиграла трофей и представляла Ростовскую область в южной зоне России, в Краснодарском крае. Не испортили обедню и там, хотя в финал не вышли. Были чемпионами области и неоднократными призерами.

Мыслями возвращаюсь в детство. С какого-то времени я стал участвовать в тренировках вместе с командой. Неоднократно бывали случаи, когда летом после сильного дождя никто не приходил на неё. Жора все равно на своих жигулях привозил сетки и футбольные мячи. Я приходил пешком или приезжал на велосипеде. Выждав какое-то время и не обнаружив никого, кроме нас двоих, Жора предлагал проводить тренировку. Вешали сетку, становились по очереди в ворота и отрабатывали удары. Куда бы не забрасывала меня судьба, я всегда знал, что во вторник и четверг будет тренировка, потому что будет Жора.

Вспоминаю еще один случай. Где-то классе в 9-10 я попал на зимнюю тренировку команды на открытом воздухе. Играли на снегу на маленьком поле. Я пришел посмотреть, но в командах не хватало одного игрока, и меня поставили в ворота. Игра проходила азартно, и в какой-то момент игрок противника, Петя Литвинов, сильно ударил по нашим воротам. Я не успел среагировать и поднять руки, мокрый тяжелый мяч угодил мне прямо в лицо. Я получил легкий нокдаун. Жора накинулся на Петра с упреками, объясняя, что я еще пацан, и с такой силой нельзя бить по моим воротам. Завязалась почти что потасовка, Жора кинулся меня защищать и крепко поругался с Литвиновым, хотя я вскорости отошел и пояснил им, что ничего страшного со мной не случилось, и Петя попал в меня неспециально.

Кем он был для меня? Наверное, старшим братом. Он старше меня ровно на 10 лет 1 месяц и один день. Вместе с молодежью он играл на высоком уровне далеко за 40 лет, затем окончательно перешел в разряд ветеранов. Сколько ветеранских турниров мы провели с ним вместе – не сосчитать. Он тащил нас в Миллерово, Тарасовку, Вешки, Чертково. Договаривался с организаторами, решал вопрос с транспортом, бензином.

Здесь мне повезло во второй раз, мы оказались опять соседями, но уже на улице Ленина. Вместе ходили на тренировки и возвращались с них, вместе ездили на соревнования. На поле он всегда оставался нашим учителем и тренером. Спокойно подсказывал, где и как надо поступить, кому и когда отдать пас, анализировал наши промахи и ошибки. Мог сыграть на любой позиции, я частенько не мог обыграть его один в один, хотя и был на 10 лет моложе. Кем он был для меня? Наверное, тренером и помощником.

Закончив играть на высоком уровне, выучился на судью, получив соответствующую лицензию. Судил игры первенства области, разъезжая по городам и районам. Платили не очень большие деньги, но все равно пополнял семейный бюджет. Жора был не просто футболистом и тренером, но и выдающимся организатором, по сегодняшнему «футбольным менеджером». Помог стать чемпионами области нашей футбольной команде «Вяжа» из одноименного хутора, а также команде «Кристалл» из соседней станицы Боковской. Многие боковчане знали его в лицо и относятся к нему с большим уважением и по сегодняшний день. Буквально в течение 2 лет он сделал чемпионом района вновь созданную команду «Кашарского РИТО», благодаря чему я стал чемпионом района. Костяк той команды составляли он, Сергей Щербаков, Валерий Павлович Овчаров; присутствовал более молодой возраст – Гена Клищенко, я, Леша Камуз, а впереди нападения играли старшеклассники Дима Губарев, Виталий Бакланов, Сергей Васильченко, Леша Решетняк, Денис Лозовой. Ох, и погоняла соперников наша молодежь в чемпионский год. Жора всегда говорил, что надо подпускать молодежь к ветеранам, обучать ее и ставить на крыло. Должна быть обязательная преемственность поколений – это основа футбола.

Отдельная тема – его работа с детьми. Еще будучи действующим футболистом, он начал тренировать детей, набрал себе группу и занимался с ней. Это было не так просто сделать в связи с отстутствием в Кашарах детско-юношеской школы. Сейчас при наличии ДЮСШ это гораздо проще в плане снабжения и обеспечения команды. «Смена» под руководством Злобина выиграла не один турнир в своем возрасте. В конце 2000-х годов Жора придумал проводить футбольные матчи между командой ветеранов и детьми из нашего оздоровительного лагеря «Чайка». С тех пор играем каждый год против своих детей и внуков. Сколько положительных эмоций приносят эти встречи детворе и нам, ветеранам. Дети и воспитатели так болеют за своих, что весь лагерь буквально стоит на ушах. Примерно в эти же годы Жора предложил мне в зимнее время проводить игры-тренировки против своих детей в школьном спортзале. ФОК еще не был построен. В команде футболистов-отцов играли Жора, я, Володя Ефанов, Володя Мансветов.

Против нас сражались сын Ефанова – Андрей, мой сын Ваня, а также его одноклассники и друзья. Среди друзей и одноклассников сына были ребята из неполных семей. Жора иногда в шутку выговаривал мне, что я опять привел к нему «беспризорников». Многие «беспризорники» до сих пор вспоминают те тренировки и самого Жору.

Другая тема – встречи с Денисом Глушаковым. И здесь не обошлось без участия нашего Жоры. Играя за московский «Локомотив», Денис, находясь в зимнем отпуске, приехал поиграть в футбол вместе с миллеровской командой. После игры угостили Дениса чаем, подарили мягкую игрушку, у него как раз был день рождения. Глушаков пообещал приехать и на следующий год, благо лучше нашей ДЮСШ в округе не было, и пригласить более сильные команды и своих друзей-футболистов. Благодаря этому в последующие 10 лет в Кашарах побывала практически вся сборная России, российские пляжники-чемпионы мира, легенды советского и ростовского футбола. Кашары прогремели на весь мир. Ведущие спортивных каналов периодически прерывали свои сообщения о подготовке к сезону «Реала», «Барселоны», «Баварии», «Манчестер Юнайтед» и «Челси» репортажами о проведении Кубка «Друзей Глушакова» у нас в Кашарах. Жора помогал Глушакову в организации судейства, судил сам, а также помогал судить турниры Глушакова в Миллерово. Денис очень уважительно относился к нашему Жоре, считая его одним из наставников. Денис вырос без отца и тема «беспризорников» была ему знакома не понаслышке.

С окончанием строительства ФОКа мы, ветераны, возобновили зимние тренировки. Тренировались с комфортом, светлые большие раздевалки, обязательный душ. После заходили в кафе выпить чаю, кофе или бокал-другой пива. Обычно брали с собой по 100 рублей, чтобы не было соблазна сильно нарушать спортивный режим. К сожалению, 100 рублей быстро заканчивались, а хотелось еще поговорить и не с пустыми кружками. И когда уже не было надежды добавить, Жора доставал мобильный телефон, вытаскивал из-под футляра заначку, и пир продолжался. В этом был весь Жора, и здесь он приходил нам на помощь.

Умер он также стремительно, как жил всю свою спортивную жизнь. Его не стало в Крещенский сочельник, 18 января 2014 года. За день до смерти он позвонил мне, сказал, что приболел, и попросил забрать футбольные мячи для предстоящей в субботу тренировки. Идя на обеденный перерыв, я зашел к нему домой, немного поговорили. Он отдал мне мячи, какой-то кубок, книги, вышел проводить меня на лестничную площадку. Я пожелал ему скорейшего выздоровления, а он мне удачи. Когда его не стало, я еще раз пришел к выводу, что человек предчувствует свою смерть. Он передал мне своего рода футбольную эстафету. Я долго думал, почему именно в этот день он отдал мне кубок и книги, ведь я заходил только лишь за мячами. Наступил следующий день – суббота. В этот раз суббота планировалась не только как день тренировки, но должен был состояться банкет. Нашему товарищу ветерану Вите Махотенко исполнилось 60 лет, но не в этот день, а чуть ранее, отметить решили после тренировки. Был зимний вечер, около 19 часов. Раздался звонок, звонил Жора, спросил: «Ты уже в ФОКе или нет?». Передал поздравления Виктору, сказал, что очень хочет к нам. Началась тренировка, заготовщики вместе с юбиляром пошли накрывать стол. Прошло минут 40 после начала тренировки, внезапно вбежал Коля Гришков, он был в числе заготовщиков, крикнул, что умер Злобин. Мы остановились, сгоряча ничего не соображая, ведь Злобиных в Кашарах много. Еще раз хором переспросили:

  • Кто-кто умер?
    Гришков еще раз ответил:
  • Злобин.
  • Какой Злобин?
  • Ну что вы не знаете – Жора.

Это был шок. Тренировка была закончена. Кто-то позвонил жене Татьяне Алексеевне, кто-то поехал к нему домой, нужно было помочь отправить его в морг в Миллерово. Со слов Татьяны Алексеевны, после 19 часов Жора внезапно стал собираться к нам на тренировку. Собрал форму, сумку, вышел из квартиры. Выйдя из подъезда на улицу, почувствовал себя плохо. Вбежал в подъезд, поднялся на промежуточную площадку лестничной клетки и упал. Набрал номер Татьяны, она выскочила, втащила его в квартиру, он захрипел и умер до приезда скорой. Его убил внезапно оторвавшийся тромб, пробив последний пенальти в его сердце, который он не смог отразить. Наспех обмывшись и переодевшись, я достал свой мобильный телефон из кармана куртки, висевшей в раздевалке, и был в очередной раз поражен – Жора звонил мне за 5 минут до своей смерти, был непринятый входящий звонок. Что он хотел сказать мне в последний момент, попросить помощи или попрощаться – навсегда останется тайной.

Хоронили его всем миром. Такого количества людей и машин я не видел с советских времен, когда хоронили одного из партийных секретарей. Одних машин я насчитал около сотни. Приехали спортивные делегации всех соседних и других районов Ростовской области.

Участвуя в организации похорон, я звонил в соседние города и районы и выяснил такую вещь: когда я говорил, что умер Злобин, многие не могли понять, кто это такой. Тогда я говорил, что умер Жора, и все сразу все понимали. Многие не знали его по фамилии, но Жору знала вся область. Свои соболезнования и венок передал председатель Федерации футбола Ростовской области Николай Григорьевич Сардак. Капитан московского «Спартака», игрок сборной России Денис Глушаков также передал венок, некоторую сумму денег на организацию похорон. Денис не смог приехать лично, так как находился на сборах с командой. Стоя у края могилы, мне хотелось бросить в нее футбольный мяч, такая же мысль возникла у стоявшего рядом Юры Калиниченко. Но по церковным канонам делать этого не положено, поэтому мяч остался в наших головах. Мы не сразу поняли, кого мы потеряли.

Наступила весна. Первый раз мы поехали на традиционный турнир ветеранов в поселок Индустриальный без Жоры. Мы выигрывали этот кубок около 20 раз, ни разу не уступив его соперникам. В этот раз кубок достался хозяевам турнира, ветеранам из Индустриального. Юра Калиниченко сказал, что это знак – футбольный бог отвернулся от нас без Жоры. Вернулись в Кашары, поехали на кладбище на его могилу, пожаловались, что без него игра не идет, по русскому обычаю помянули покойного. Видимо, он нас благославил, мы вернули кубок на следующий год и больше его не проигрывали.

Кем был для нас Жора? Я думаю, он был нашим футбольным богом, нашим джокером, нашим талисманом, он приносил нам удачу. А еще я думаю, что такие футболисты, в том числе футболисты-организаторы, рождаются на кашарской земле раз в 100 лет, а может быть, и реже. Откуда у него брались силы?

Некоторые говорили, что Жора ленивый, не хотел работать. Мог бы возглавить спортивный отдел, который долгие успешные для кашарского футбола годы возглавлял наш друг и товарищ Коля Гришков. Когда-то в молодости Жора возглавлял ДСО «Урожай», но бросил. Хотелось бы сказать, я видел ноги этого «ленивого» в раздевалке ФОКа после приема душа. На них не было живого места, они были похожи на черенок лопаты, которой мешают цементный раствор или бетон в бадье на стройке. Постепенно черенок стирается и может переломиться. Его ноги были рабочим инструментом плюс светлая голова. А чиновником он не захотел стать сознательно, не его. У него и в мыслях не было когда-либо подсидеть Гришкова, потому что они играли в одной команде. А вечное противостояние и переодическая критика в адрес Николая Николаевича шли только на пользу нашему футболу.

Жора родился через 5 лет после войны, 25 октября 1950 года. Разруха, восстановление страны, израненные отцы с искалеченными войной душами. Но в тоже время небывалый душевный подъем, пережили самое страшное, победили фашистов, создали бомбу, в скором времени полетели в космос. Был ли у него в раннем детстве хоть какой-то футбольный мяч? Я сильно сомневаюсь. Я не знаю, каким он был в детстве, но я знал его в течение 40 лет. Еще я думаю, почему нет звания Народного футболиста, ведь есть же звания Народного артиста – он достоин любого из этих званий. И еще я думаю, было бы справедливо назвать его именем стадион в Кашарах. Стадион Георгия Злобина – это звучит гордо и красиво. Светлая ему память…

Сергей Доронин – председатель Совета ветеранов спорта.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content