ЛИТЕРАТУРНАЯ СТРАНИЦА «APIA»

Международный Союз литераторов и журналистов

ВЕРА КОВАЛЬ (г. Керчь, Республика Крым, Россия) – прозаик, поэт, член Союза писателей Республики Крым, Межнационального союза писателей Республики Крым, Керченского городского литературного Объединения «Лира Боспора». Автор 9 сборников, 5 из них для детей. Участница 57 коллективных сборников и альманахов. Активная участница и дипломант крымских поэтических фестивалей, в том числе международных.

Джёска
Рассказ из книги «Семь Я»

Отец семейства, дядя Петя, устроился на работу охранником. Дело было зимой, ближе к Новому году. Ему на работе выдали овчинный тулуп и разрешили носить не только на работе, но и брать его домой. Когда дети увидели первый раз такую большую шубу, то все разом обступили отца и начали трогать и гладить руками шерсть, длинную, пушистую.

У подростков, особенно у ребят, была тогда модная игра в джёски. К кусочку кожи с мехом прикрепляли проволочкой кусочек свинца или какого-то другого металла и били внутренней стороной ноги. Игрок должен быть в ботинке – так удобнее бить, подбрасывая джёску вверх и ловя её ногой. Джёска с большим мехом подлетала высоко вверх. Ребятня заразилась этой игрой. Что сделал один, нужно было сделать и другому, как же отставать от друзей. Шло в ход всё – от хвостов собак, коров, коз, до перьев домашней птицы. Это что-то подобное современному волану.

У ребятишек дяди Пети не было джёски. Им приходилось клянчить у своих соседей – пуговицей, с привязанным к ней куском шерсти от хвоста собаки, не очень нравилось играть. А так хотелось. Друзья иногда давали играть, у кого была джёска, но всегда говорили: «Пора иметь свою». А из чего её сделать?

И тут вдруг огромная «джёска» сама пришла в дом. Пацаны ходили вокруг тулупа, словно петухи.

Отец повесил тулуп на вешалку и лёг спать, а мальчишки вышли на улицу. Все дети начали играть по привычке кто во что. Подростки, конечно, в джёску. А дядины Петины ребята, как всегда без неё. Один из соседских мальчишек не выдержал и сказал:
– У вашего отца такой тулуп, закачаешься! Из него столько джёсок можно сделать.
– Какая джёска? – возразил Миша. – Этот тулуп отцу на работе выдали!
– Ну если отрезать немного, то он и не заметит, – посоветовал Толька.
– Как отрезать? Откуда отрезать? – то ли спрашивал, то ли рассуждал Васька.
– Да от воротника можно.

От такого предложения у Васьки засветились глаза. Он уже представлял, как играет в джёску и все ему завидуют.

Вечером отец стал собираться на работу, а Васька нашёл у матери ножницы и вышел в кухню, где висел тулуп. Улучшив момент, он влез на табуретку, отрезал угол от воротника, быстро спрятал в карман добычу и пошёл положить обратно орудие преступления.

Отец поужинал вместе со всеми, надел тулуп под настороженно-испуганным взглядом Васьки и ушёл на работу, ничего не заметив. Васька облегчённо вздохнул и пошёл спать, но долго не мог заснуть, всё представлял, как он играет: джёска летит вверх и плавно опускается на ботинок, он выигрывает у всех пацанов, он «король» улицы по битью джёски…

Утром дети ушли в школу и там обсуждали систему изготовления джёски. У друга по улице нашёлся кусочек свинца. Он дал его Ваське, но с условием, что будет обмен – кусочек меха на свинец. Договорились. За остальным дело не стало. Как только уроки закончились, за школой сделали битку и сразу начали играть.

Вот это была джёска! Ворс длинный, кожа мягкая, на свинце. Не джёска, а мечта любого мальчишки.

Наигравшись вдоволь, мальчишки пошли домой, есть уж больно хотелось. Когда Васька подходил к дому, навстречу вышел старший брат Федя и сказал, что его ждёт отец.
– А ты не знаешь, чего он хочет? – насторожился Васька.
– Как не знать. Готовь задницу, – с ухмылкой сказал брат.
– Неужели увидел?
– Как не увидеть. Там же целого куска от воротника нет.

Только Васька вошёл в комнату, отец сразу строго зыркнул на него и спросил:
– Ну что, наигрался в джёски?
– Да, – еле выдавил из себя Васька.
– Теперь снимай штаны.

Васька еле-еле стянул с себя штаны. Отец снял с вешалки ремень и при всех три раза ударил сына. У него была норма – три удара и при всех, чтобы все видели и понимали, что за плохое поведение нужно отвечать, и чтобы другим пример был. Плакать он никогда никому не разрешал, за это мог добавить.

А Ваське – хоть бы что. Подумаешь, три ремня получил, зато джёска классная осталась. Теперь все зимние каникулы можно вволю играть.

ВИТАЛИЙ ШНАЙДЕР (ГЕРМАНИЯ) Русско-язычный поэт. Журналист. Переводчик. Родился в Одессе, затем семья переехала в Таллин. Работал во многих русскоязычных газетах Эстонии, а также репортером на телевидении. Живет в г. Ганновер с 2001 г. С июля 2012 г. главный редактор русско-немецкого интернет-журнала Inter-Focus.de. Один из основателей немецко-русского культурно-литературного общества «Das Mittelfeld».

Переводы с немецкого Пауль Целан. Стихи.
ПАУЛЬ ЦЕЛАН (1920-1970) Немецкоязычный поэт и переводчик, один из наиболее значительных и тщательно исследованных поэтов двадцатого века. Был номинирован на Нобелевскую премию по литературе (1969 г.).

ФУГА СМЕРТИ
(Самое известное стихотворение П. Целана, написанное по следам свидетельств, поступавших из освобождённых концлагерей Польши).

Чёрное молоко рани мы пьём тебя вечером*
мы пьём тебя в полдень и утром мы пьём тебя ночью
мы пьём и пьём
мы копаем могилу на небесах там лежать нам не тесно
В доме мужчина живёт он играет со змеями пишет
он в сумерках пишет в Германию
золото волос твоих Маргарита
он пишет и ходит пред домом и звёзды блестят
и он свистом сзывает своих кобелей
он свистом сзывает евреев своих
позволяет копать им могилу в земле
он велит нам играйте теперь потанцуем
Чёрное молоко рани мы пьём тебя ночью
утром мы пьём тебя и в полдень мы пьём тебя вечером
мы пьём и пьём
В доме мужчина живёт он играет со змеями пишет
он в сумерках пишет в Германию
золото волос твоих Маргарита
Пепельность волос твоих Суламифь
мы копаем могилу на небесах там лежать нам не тесно
Он велит одним глубже вгрызайтесь вы в грунт
а другим чтоб играли и пели
он хватает железо на поясе
он им машет глаза его синие
пусть глубже втыкают лопаты одни
а другие играют теперь потанцуем
Чёрное молоко рани мы пьём тебя ночью
мы пьём тебя в полдень и утром мы пьём тебя вечером
мы пьём и пьём
в доме мужчина живёт золото волос твоих Маргарита
пепельность волос твоих Суламифь он играет со змеями
Он велит
смерть играйте мне более сладко
смерть мастер из Германии
он кричит
гладьте скрипки темнее и тогда вы подниметесь
в воздух как дым
есть могила у вас в облаках там лежать вам не тесно
Чёрное молоко рани мы пьём тебя ночью
мы пьём тебя в полдень смерть мастер из Германии
вечером мы пьём тебя и утром мы пьём и пьём
смерть это мастер из Германии глаз его синий
он встретит тебя пулей свинцовой
он точно встретит тебя
в доме мужчина живёт золото волос твоих Маргарита
он натравливает на нас своих кобелей
он дарит нам могилу в воздухе
он играет со змеями и мечтает смерть мастер
из Германии
золото волос твоих Маргарита пепельность волос твоих Суламифь

——————————————————————————————————— *Таков стиль автора в этом стихотворении, без знаков препинания.

ТО ЗНАК, НАВЕРНО, СВЫШЕ
То знак, наверно, свыше,
ты не знакома мне:
твой пульс повсюду слышен
в колодезной стране,
губам там не напиться
и тени не найти,
там хрусталём искрится
струя и ввысь летит.
И ты врастаешь в струи,
и ты паришь сквозь свет.
Оставь игру пустую,
скажи желанью «нет».

ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?
Что случилось?
Кремень под горою.
Кто проснулся?
Только ты да я.
Речь, лишь речь.
В созвездьях. Под землёю.
Бедная. Родимая. Моя.
И куда пришли?
К глухонемому.
С камешком одним,
чтоб в ров бросать.
Сердце к сердцу.
Трудным было слово.
Было трудным,
чтобы легче стать.

Стихи, написанные без знаков препинания, дают читателю право предугадать развитие событий и финал, а также почувствовать себя причастным к акту творения.

Стиль верлибре – это вольный авторский стих без знаков препинания. Это даёт способ выразить или усилить идею или форму написанного текста.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content