Миргородский – хутор, забытый всеми

Наш путь лежит в Миргородский или Миргородку, как привыкли называть его кашарцы, —  один из отдаленных, забытых хуторов Кашарского района, в котором жизнь едва теплится. И, если честно, найти населенный пункт не так-то и просто… Думаю, здесь бы не справился и навигатор. Наш рассказ о жизни, которая идет сама по себе.

Проехав через всю Лысогорку, мы движемся к «дачам», излюбленному месту отдыха многих кашарцев, но, проскочив нужный поворот, немного теряемся. Впереди только степная дорога, по краю которой распушился ковыль – наша Донская краса. Через довольно внушительное расстояние видна улица, в некоторых домах живут люди. Явно мы сбились. Благо нам встретился автомобиль. Останавливаем, чтобы спросить дорогу. Елена Владимировна Надтока, местная жительница, объяснила, что мы находимся в Калиновке, и предложила показать дорогу в нужное нам место.

— Сами вы ее не найдете, — уверенно заявила она.

Мы с удовольствием приняли предложение, не упустив случая познакомиться поближе. Елена живет в Лысогорке, работает в Кашарах судебным приставом. Сейчас находится в декретном отпуске. С мужем воспитывают двоих ребятишек.

Немного поколесив по полям, выезжаем на улицу, расположенную с правой стороны Ольховой.

— Чтобы попасть в Миргородку, надо перейти речку по подвесному мосту, хотя я не совсем уверена, что он еще существует, — заявила наша проводница.

Мы идем к реке, вокруг густая трава, дурманящий запах полевых растений. Красота! Но возле реки нас ждет разочарование – моста действительно нет и в помине, как потом нам рассказали уже лет 9-10. Пришлось вернуться и направиться в объезд.

Дорога идет через поля, по краю ее натянуты электропастухи, кое-где кустарники цветущего шиповника.

Вокруг степь, конца и края которой не видать. Но раздолье – аж дух захватывает. Проехав немалое расстояние, поражаемся, как же добираются местные жители!? Наша поездка состоялась летним теплым днем, а в межсезонье, да и зимой, хутор явно отрезан от цивилизации. Наконец, пересекая не одну балку, добрались до места назначения. Даже указатель еще остался с прежним названием хутора – Миргородка. Правда, дорогу преграждают электропастух и самодельный шлагбаум, и даже запрещающий знак стоит «Проезд запрещен». Удивительно в этих местах… Сами себе хозяева.

Попрощавшись с нашим гидом, идем пешком, благо рядом уже чье-то подворье. Место красивое – напротив река, вокруг зелень. Но местные жители здесь не живут – приезжают отдыхать и держат хозяйство. За ним ухаживает и сторожит Евгений, он приезжий. Вот уже год как он обосновался в этих местах.

— А что, живу нормально, мне ничего не надо, — видя наши недоуменные взгляды, говорит он. – Ближайший магазин в Лысогорке – это 3 километра по прямой. А место отличное, в свободное время рыбалю прямо рядом с домом. Река чистая, вода проточная, поэтому купаться в жару – одно наслаждение.

Да, согласны, красиво. Чистый воздух, река рядом, но… один, вдали от всех?

— Привык уже, — говорит Евгений, — иногда Леха заходит поболтать.

Оказывается, где-то там, вдали за лесом, по словам нашего знакомого, расположилось еще несколько домой. Поэтому, расспросив дорогу, движемся дальше – к цели нашего путешествия. И опять одну за другой пересекаем балки, поражаясь расстоянию до ближайшей цивилизации. Наконец спускаемся с очередной горы и упираемся в чей-то двор. Тут-то и живет тот Леха, с которым мы уже познакомились заочно. Но нам немного не повезло – дома его не оказалось. Зато мы познакомились с его отцом — Николаем Алексеевичем Пимченко.

Он пришел покормить хозяйство. И, правда, во дворе разгуливают несколько декоративных кур, в вольере —  красавцы псы, охотничьи. Просим поделиться Николая Алексеевича своим мнением.

— Живем — существуем, — говорит пожилой мужчина.

Он приехал сюда в 1983 году. Родом из Никольского Миллеровского района. Получил профессию агронома. Жил в Украине, затем в Чертковском районе.

— Когда приехали сюда, хутор был большой, — вспоминает Николай Алексеевич. – Был магазин, овчарня, ферма для скота, даже школа была начальная. А дворов насчитывалось 78. Сейчас всего 3. С 80-х годов все постепенно стало распадаться, вот и остались те, кому деваться некуда.

К сведению читателей, по данным Кашарского сельского поселения, в Миргородском зарегистрированы 7 хозяйств и 13 жителей.

Раньше все ходили в соседнее село через подвесной мост, теперь же только в объезд – а это лишние несколько километров. В распутицу и там дороги нет. Как рассказал мужчина, уже и забыли, когда в последний раз чистили дорогу зимой к хутору, лет 10 назад. Но он не унывает, ведь у него и транспорт имеется, запряжет в сани свою Дубравку и держит путь, куда надо. Иначе не выехать. Ведь хлеб можно купить только в Лысогорке или в Позднеевке Миллеровского района. За последние годы из посторонних приезжали сюда только члены избирательной комиссии, когда выборы были, и все… Зато мобильная связь есть, правда, иногда помехи бывают, но связаться с тем другим, цивилизованным миром можно.

Узнав, что в хуторе живет еще одна семья, просим Николая Алексеевича показать их дом.

Чтобы попасть к соседям, нужно проехать минимум 500 метров (фактически оказалось больше). На этот раз провожатый ведет нас огородами по дороге, идущей вдоль реки. Вот тут уж поистине настоящие заросли. С одной стороны река, поросшая камышом, раскидистые громадные вербы, с другой – высокая растительность, от влаги бушующая вверх. Вы не поверите, но лопухи там с человеческий рост, таких огромных листьев я еще не видела. Наконец появилось какое-то просветление – там всего лишь два подворья, в одном из которых живет наш гид. В другом домике просто живет пожилая женщина с сыном Володей. К сожалению, Владимир общаться с нами не захотел. Но хозяйка, явно устав от одиночества, была рада нашему приходу.

— Живем, как положено, хорошо, — говорит она.

Нина Павловна Боровикова тоже приезжая. Много лет назад она служила в Туапсе. Вышла на пенсию, и вот судьба забросила ее в Донской край.

Семья живет за счет огорода. Во дворе собака и кошка, ведь без питомцев тоже плохо бывает – иногда и животные поддержать могут. Электричество в доме есть, а вот о водопроводе и говорить не приходится. Во дворе старый колодец. Он служит хозяевам до сих пор, да и сосед Николай Алексеевич сюда же за водой ходит.

Вот так и живут люди, забытые и заброшенные всеми. Уезжали мы немного с грустью в душе. По дороге снова восторгались красивыми пейзажами, невольно оглядываясь назад, и понимали, что там, позади, остались те, кому предстоит и дальше выживать только своим трудом, не теряя оптимизма и силы духа. И опять приходит мысль, сколько же в России таких деревень, которые просто доживают свой век, со своими последними преданными этой земле жителями. И навряд ли можно вернуть назад прошлое, оно ушло и уже назад не вернется, как сильно нам этого не хотелось бы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


доступен плагин ATs Privacy Policy ©
Skip to content