Сергей Доронин: «Памяти Евдокии Антоновны Янчур»

Наше знакомство с Евдокией Антоновной состоялось в начале 2000-х годов. В конце декабря 2002 года я был назначен главным архитектором Кашарского района. Вскоре ко мне обратилась пожилая женщина с просьбой дать консультацию и совет по вопросу строительства жилых и нежилых помещений мужского монастыря в сл. Верхнемакеевке. С первого взгляда я определил, что женщина явно не кашарская, родом с Украины, потому что выдавал её характерный украинский говор. По дороге из Кашар в Верхнемакеевку Антоновна рассказывала мне о своих планах, связанных со строительством монастыря, а также о том, как сильна и важна православная вера по сравнению с другими христианскими религиозными течениями. Она вспомнила, как в поездке во Львов местные священно-служители предлагали ей принять католичество, видя её недюжинные организаторские способности. Ответ Антоновны был коротким: православную веру не предам никогда. Рассказывала она много и почти без остановки, изредка спрашивая моего совета по тем или иным вопросам. Речь её была красочной и состояла большей частью из украинских слов, к примеру, вместо слова «церковь» она говорила «церква». В первый момент мне показалось, что она глуховата, но это оказалось не так. В дальнейшем мы еще несколько раз ездили вместе в Верхнемакеевку. Поначалу меня немного раздражала, как мне показалось, чрезмерная говорливость и набожность Евдокии Антоновны, но со временем я к этому привык. Фамилию её я в то время не знал, да и имя не сразу запомнил, а вот Антоновна навсегда осталась в моей голове.

Прошло некоторое время, Антоновна всё чаще появлялась в Кашарах и начала приставать ко мне с идеей строительства церкви в нашей слободе. Причем она сразу сказала, что храм должен называться Свято-Никольским в честь Святого Николая. Свой выбор названия она объяснила тем, что во время Великой Отечественной войны она подвозила на подводе снаряды нашим бойцам на фронте. В это время полетели немецкие самолеты и начали сбрасывать бомбы, одна взорвалась рядом с телегой Антоновны, в результате чего её выбросило взрывной волной на расстояние сорока метров. С её слов, пока она летела, ей привиделся Святой Николай, который и спас её от смерти. Это был момент истины, который предопределил её дальнейшую судьбу на долгие годы, Евдокия Антоновна поверила в Бога глубоко и серьезно на всю свою жизнь. Надо сказать, что историю о взрыве, полете и встрече со Святым Николаем она рассказывала в моем присутствии разным собеседникам не один раз, как опытный рыбак или охотник, каждый раз добавляя немного метров своего полета. В разных версиях она пролетала вначале сорок метров, потом пятьдесят, иногда даже семьдесят и сто метров. Рассказ её был настолько достоверным и убедительным, что каждый верил в то, что она могла пролететь и километр. Надо сказать, что Антоновна, будучи молодой девушкой, 1925 года рождения, принимала участие в битве с фашизмом, имела статус участника Великой Отечественной войны, была награждена медалями и в одну из юбилейных дат празднования Победы над фашистской Германией получила подарок от президента России — автомобиль.

Итак, Евдокия Антоновна задалась целью во что бы то ни стало заложить и построить храм в слободе Кашары. Было ей в ту пору около 80 лет, но её желанию и стремлению могли бы позавидовать и молодые. Начала Антоновна с поиска образца и проекта строительства будущего храма. Для консультации и организации поездок она пригласила меня и Ивана Ивановича Холодовского, построившего не один объект на территории нашего Кашарского района. В выходные дни мы усаживались в машину Ивана Ивановича и колесили по области, осматривая действующие и строящиеся храмы, в поисках образца для будущего строительства. Во время своих путешествий мы посетили храмы в станицах Боковской, Базковской, Вешенской, в слободе Маньково-Калитвенской  Чертковского района, а также несколько храмов и приходов Ростова-на-Дону. Один храм был слишком маленьким, другие большими, строительство которых сдерживали предстоящие финансовые затраты, в общем, ничего подходящего мы не выбрали. Обратились в несколько проектных институтов в Ростове-на-Дону с целью разработать проект будущего храма, но эта затея тоже не увенчалась успехом — при довольно большой стоимости изготовления проекта, предложенные варианты храмов оказались не слишком привлекательными. В итоге мы зашли в тупик. Во время поездок мы с Холодовским в очередной раз поразились искренности и силе веры в Бога Евдокии Антоновны. В очередной раз, вернувшись в Кашары из Чертковского района, Антоновна попросила Ивана Ивановича высадить её на автостанции. Перед этим состоялся следующий диалог:

— Грешная я, грешная, — запричитала Евдокия Антоновна.

— В чем же ты грешная? — удивился Холодовский.

— С мужиком спала.

— С каким же мужиком?

— С мужем своим.

— Да разве же это грех? — в очередной раз удивился Иван Иванович. — Сколько же ты с ним спала?

— Месяц, — ответила она.

Оказалось, что вскоре после свадьбы мужа Евдокии Антоновны забрали на фронт, и он погиб там, сражаясь с фашистами. Вот таким глубоким было для Антоновны понятие греха и веры. Родив сына от своего мужа, она больше замуж не выходила.

Параллельно с процессом поиска нужного храма Евдокия Антоновна каждый день, приходя, как на работу, в здание администрации района, буквально заражала идеей постройки храма тогдашнего главу администрации Гончарова Александра Евгеньевича и других сотрудников администрации. Глава района дал своё принципиальное согласие с твердой гарантией оказать всяческую помощь в проектировании и строительстве будущей церкви. При непосредственном участии Александра Евгеньевича Гончарова, его заместителя Азнабаева Игоря Кимовича и Евдокии Антоновны весной 2006 года был создан Приходской попечительский Совет Свято-Никольской церкви слободы Кашары, в который вошли работники администрации района, администрации сельского поселения, руководители предприятий и организаций, предприниматели и простые прихожане. Первой в этом списке стояла фамилия Антоновны. В это же время был создан Кашарский районный благотворительный фонд «Содействие развитию духовной культуры», учредителями которого выступили кашарские предприниматели: Говорущенко Владимир Анатольевич, Борисова Татьяна Алексеевна, Долгова Светлана Петровна. Возглавил фонд руководитель Кашарского райтопсбыта  Александр Иванович Попов. На счетах фонда в дальнейшем аккумулировались финансовые средства и осуществлялись расчеты при проектировании и строительстве храма.

Весной 2006 года усилиями Евдокии Антоновны Янгур для проектирования храма был привлечен архитектор-проектировщик из Украины, житель города Краснодона, Петр Иванович Наливайко. Предложенный им эскизный проект оказался самым удачным и привлекательным из всех, рассмотренных ранее. Хорошо смотрелись пропорции храма — он выглядел стройным и парящим, да и цена за работу оказалась втрое меньше той, что была запрошена ранее ростовчанами. Ударили по рукам, заключили договор и приступили к работе. Тем временем совместно отвели под храм необходимый земельный участок на пересечении улиц Комсомольской и Антона Байдака, недалеко от здания бывшего правления колхоза.

С начала 2006 года начался сбор пожертвований на строительство храма. Первые крупные средства, около миллиона рублей, внес директор ООО «Сатурн» Демченко Анатолий Иванович, руководитель строительной организации из Ростова-на-Дону, производивший ремонтно-строительные работы в нашем районе. Далее в качестве пожертвователей выступили руководители строительных подрядных организаций, работавших на территории Кашарского района, руководители сельскохозяйственных предприятий и организаций района, фермеры, предприниматели, простые граждане, прихожане. Евдокия Антоновна собирала средства в переносной ящик, путешествуя в автобусах и поездах по Ростовской области, посещая рынки и базары. В 2006 году администрацией района было направлено прошение архиепископу Ростовскому и Новочеркасскому Пантелеимону с просьбой дать благословение на строительство нового православного храма в честь Святого Николая в сл. Кашары. Через некоторое время благословение было получено.

22 мая 2006 года в день Святителя и Чудотворца Николая Угодника был проведен обряд освящения земельного участка под будущее строительство. В конце мая того же года сделана разбивка храма и начато его строительство. Договор подряда был заключен с ООО «Усадьба» из Ростова-на-Дону. Организацией работ на площадке занимался прораб Георгий Васильевич Заикин из города Миллерово.

В процессе строительства мы с Евдокией Антоновной несколько раз посещали епархию в Ростове-на-Дону, согласовывая различные документы. В одну из поездок приключилась история, о которой я расскажу ниже. В ту поездку мы отправились втроем: я, Евдокия Антоновна и водитель Гриша Стороженко. Добравшись до города, остановились в районе Центрального рынка, недалеко от Кафедрального собора Рождества Пресвятой Богородицы. Мы с Григорием сидели на переднем сидении, Антоновна — на заднем. Она попыталась выйти первой и стала открывать дверь машины, а в это же время начала сдавать назад иномарка, пытаясь выбраться со стоянки. В итоге Антоновна своей открытой дверью прошлась по  левому боку чужой машины, чуть-чуть поцарапав её двери. Поцарапанная машина остановилась, из неё вышла женщина лет сорока и начала предъявлять претензии по очереди Антоновне и Григорию Ивановичу. Антоновна, схватив в охапку 5-литровые пустые пластиковые бутылки, предназначенные для набора святой воды в Кафедральном соборе, выскочила из машины, как чёрт из табакерки, и закричала на незадачливую водительницу:

— Ты кто така? Ты шо, ни бачишь, шо я выхожу? Ты шо, не знаешь, шо я с самих Кашар до батюшки прыихала? Я в Кашарах церкву строю, а ты шо тут робишь?

Озадаченная таким поворотом событий владелица иномарки поморгала глазами, судорожно глотнула ртом воздух, быстро заскочила в машину и ретировалась прочь.

— Сергей Иванович, хватай бутыли и за мной, — скомандовала моя спутница.

Делать нечего, я схватил оставшиеся бутыли и вприпрыжку поскакал за Антоновной. Завершив свои дела, с полными бутылями освященной воды мы вернулись в машину и заняли привычные места, как говорится, согласно купленным билетам. Казалось, на этом инцидент был исчерпан, однако Григорий Иванович, обернувшись к Антоновне, грозно произнес:

— Антоновна, если ты еще раз  без моей команды откроешь дверь, то пойдешь до  Кашар пешком!

От неожиданности она вскрикнула:

— Григорий Иванович, та ты, оказывается, ругаться умеешь, никогда бы не подумала.

— Умею, — ответил Гриша.

Всю обратную дорогу Антоновна просидела молча, боясь лишний раз пошевелиться.

В возрасте 80-ти лет наша атаманша продолжала официально трудиться, работая в Каменске уборщицей на автовокзале. Её знали, наверное, все шофера проходящих автобусов, гостеприимно предоставляя ей место для поездок, хотя как ветеран Великой Отечественной войны она и так имела на это право.

Её сильные руки, привыкшие к любой работе, были похожи на руки кузнеца, бившего молотом по наковальне. Однажды меня очень сильно прихватил остеохондроз, позвонки буквально выскочили из своих мест. Я не мог нормально сидеть и ходить, начала отниматься левая нога. На работе, благо, тогда еще не было компьютеров, я писал на подоконнике, стоя. Узнав об этом, Антоновна вызвалась мне помочь. С некоторым недоверием я согласился. На работе для этого нужен был диван. Мы нашли его в комнате, где заседают депутаты. Я разделся до пояса и лег на диван. Антоновна растерла руками мне поясницу и начала делать лечебный массаж, читая при этом молитву. Тепло сразу пошло по моему телу и воспалённому позвоночнику, я почти уснул. Очнувшись, я ощутил, что боль ушла, и я здоровым встал на ноги. Эту процедуру мы проделывали ещё не один раз в течение целого года. Её массаж и комплекс разученных мной физических упражнений позволил мне вылечить межпозвоночную грыжу и, я думаю, не одну. До этого обращения к докторам ничего не дали.

Антоновна умерла 31 августа 2010 года. Похоронена она на кладбище в слободе Верхнемакеевке. К сожалению, я не был на её похоронах, уж по какой причине теперь не помню, наверное, просто никто не сообщил мне об этом. Бывая в Верхнемакеевке, я иногда захожу к ней на могилу.

А в Кашарах стоит, как памятник, начатый ею храм в честь Святого Николая, к сожалению, и по сей день недостроенный. Думаю, если бы она была жива, строительство храма было бы завершено. Опять, если бы да кабы. Таких людей, преданных православию, как она, я не встречал.

Сергей Доронин, сл. Кашары.

__________________________________

Читайте также: Сердца, отданные спорту: памяти Сергея Павловича Синкевича

Поделиться новостью:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Срок проверки reCAPTCHA истек. Перезагрузите страницу.


доступен плагин ATs Privacy Policy ©


Каждый комментарий проходит модерацию – это занимает в среднем 12 часов. После успешной модерации Ваш комментарий появится на странице публикации. *
Перейти к содержимому