Хутор Шишкин Кашарского района: отшельники поневоле…

Широка наша Россия-матушка. Простор, раздолье, куда ни глянь. Однако с каждым годом все больше и больше с ее карты исчезают заброшенные населенные пункты.

#Голос читателя

А почему так происходит? Да потому, что нет никаких условий для нормальной человеческой жизни. Люди там попросту выживают вдали от цивилизации. Вот и мы находимся в бывшем казачьем хуторе Шишкине близ Россоши Кашарского района. Что нас туда привело? Обо всем по порядку…

Жители Кашарского района уже привыкли, что с наболевшей проблемой можно обратиться в районку, и сотрудники по возможности помогут, или же поддержат добрым словом, посочувствуют. Так было и на этот раз.

В редакцию газеты обратился Михаил Иванович Крисалов.

— Мы живем в очень красивом, живописном месте – в Шишкине, — начал он свой рассказ. — Однако практически круглый год мы отрезаны от всего мира, так как по нашим дорогам не то что в дождливое время, даже в зной проехать невозможно. Приезжайте, мы вам все покажем.

В разговоре выяснили, что Шишкин — это на самом деле часть села Россошь Первомайского сельского поселения, которая находится в стороне, примерно километрах в трех. При первой же возможности решили навестить хуторян.

Приехав в Россошь, звоним Михаилу Ивановичу, чтобы подробнее узнать дорогу. Однако он, узнав на какой мы машине, категорично заявляет:

— Вы не проедете. Засядете в первой же канаве. Я сейчас сам за вами приеду.

Мы согласились. И вот спустя какое-то время мы с нашим собеседником движемся в Шишкин. Ехать недалеко, но эти три километра по грунтовой непрогрейдированной дороге кажутся бесконечно длинными.

— Это еще ничего, — поясняет Михаил Иванович. — Сейчас сухо. Только трясет сильно. А вот, когда льют дожди, то к нам ни один транспорт легковой не доезжает. Мы, если надо выехать куда-либо, обязательно наперед смотрим прогноз погоды. Если предполагается дождь, то отгоняем машину заранее в Россошь и оставляем у знакомых или родственников, а сами пешком.

Мужчина продолжает рассказывать о проблемах местных жителей.

— У нас здесь всего две улицы — Лесная и наша Луговая. В основном одни пенсионеры живут, а не дай Бог в больницу понадобится. Чтобы «скорая» приехала даже и говорить нечего. Электричество в хуторе есть, но уличного освещения никогда не было, поэтому чуть стемнеет, все бабушки наши сидят по домам. А каково это пожилому человеку практически сутки напролет коротать время в одиночестве? В потемках здорово не разгуляешься, да и дорогу в непогоду не перейти — болото.

Тем временем въехали на Луговую. Что это улица населенного пункта сказать трудно. Зелень вокруг радует глаз, но тут же сплошные колеи и ухабы. Дождей не было несколько дней, но посередине огромная застоявшаяся лужа. Наверное, она и не просыхает никогда. Слева и справа видны следы от автомобилей — объезды. То тут, то там заброшенные хаты.

— Кто-то умер, а кого-то дети забрали, — объясняет Михаил Иванович. — Кто помоложе, все выехали.

Подъезжаем к подворью Крисаловых. На встречу выходит Наталья Леонидовна. Мы застали ее за типичным занятием для этого времени — она варила клубничный джем, который потом передаст внучке в Шахты. Во дворе много цветов, очень уютно. Видно, что эти люди любят место, в котором живут.

— Как бы ни было, но стараемся, — вступает в беседу Наталья Леонидовна. — Вот только бы хоть какая-то помощь от властей. Помимо того, что нет дорог и освещения, так и мусор у нас не вывозят совсем. Последний раз забирали прошлым летом, а квитанции на оплату не забывают приносить.

С трудом передвигаясь через дорогу, к нам идет соседка Крисаловых Евдокия Яковлевна Парамонова с внучкой Виолеттой.

— Хорошо, что вы приехали, — говорит пожилая женщина. — Посмотрите на все сами, как мы выживаем. Мне 81 год. Часто болею, давление скачет. А вот «скорую» вызвать не могу. Как-то приезжала — застряла. Хоть зимой, спасибо местному фермеру Николаю Ивановичу Данченко, дороги прочищаются. После снегопада он проедет на тракторе, а потом еще и «Октябрь» продерет. Так видно, что кто-то здесь еще обитает. А после дождя все ходят тропинками, которые известны только местным, напрямки. В обход же далеко.

Евдокия Яковлевна с сожалением говорит, что про покупки уже и забыла. Раньше сюда иногда заезжали автолавки. Можно было приобрести спички, макароны и даже конфеты. Но такого удовольствия не было уже давно.

— Хорошо, что живу с дочкой и внучкой, — продолжает Евдокия Яковлевна. — Дочь соцработником работает. Так на велосипеде обвесится сумками и везет все, что надо из Россоши не только нам, но и соседям. Вот так и живем.

Виолетта учится в Россошанской школе, осенью пойдет в 10 класс. Она ежедневно добирается в школу пешком сама. Говорит, что привыкла и даже не представляет, как это ходить по асфальтированной дороге постоянно в чистой обуви. Резиновые сапоги и «дутики» — самая популярная обувь у хуторян.

К сведению, здесь, в хуторе, проживают всего два ребенка школьного возраста. А вырастут они, что тогда? Наверное, забудет хутор, что когда-то детские голоса звучали в нем постоянно, только, если внуки приедут навестить кого-то из стариков.

На другом конце улицы мы познакомились еще с двумя ее жительницами, с двумя тезками — Валентинами Михайловнами. Пожилые женщины живут друг от друга через дорогу, но зайти проведать по-соседски могут только тогда, когда на улице сухо и только днем.

— Живу, как все, — говорит Валентина Михайловна Артамонова. — Всю жизнь здесь провела. Куда я поеду, здесь мой дом. Вырастила троих сыновей. Двое живут в Россоши, один в Волгодонске. Навещают. Чтобы добраться ко мне по нашим дорогам, специально «Ниву» купили. Она пройдет. А вообще отживает хуторок наш…

Ей вторит соседка Валентина Михайловна Котлярова:

— Мы мечтаем, чтобы власти больше внимания обращали на нас. Освещение на улице сделали. Хотя бы три фонаря. Я бы сама платила за него, лишь бы был. Без света плохо, ночью собака залает, а не видно ничего, да и бывает лазит кто-то… А случай был у нас — местная женщина, ей 81 год был, пошла рано утром на автобус, да и заблудилась, вышла на огонечки совсем в другую сторону. Успокаиваем себя тем, что кому-то еще тяжелее живется, чем нам.

Уезжали мы из хутора с тяжелым чувством. Почему так? Когда одни наслаждаются всеми благами, другие просто ждут самого элементарного для жизни. Одни мечтают о дорогущих виллах, об отдыхе в отеле на теплом морском побережье, другим же для счастья надо всего лишь три лампочки на улице, проходимую дорогу, да хотя бы раз в месяц увидеть машину, загружающую мусор. Жаль, что именно это ведет к вымиранию наших деревень…

Позже по просьбе жителей мы обратились за разъяснением к главе администрации Первомайского сельского поселения И.А. Романченко. Он в курсе существующих проблем, но решить их в одночасье, по его словам, невозможно. Однако Иван Александрович пообещал, когда придет в поселение грейдер, по данным улицам будет проведено грейдирование и выравнивание полотна дороги.

— Это то, что мы можем сделать, — сказал глава администрации сельского поселения, — так как дороги, ведущие к Шишкину, да и по улицам, грунтовые, засыпать их щебнем или каким-то другим твердым материалом нецелесообразно. А по поводу уличного освещения работа будет проведена, хотя вопрос быстро не решить. Чтобы установить здесь уличное освещение, необходимо разработать сначала проект, потом ждать, когда на его реализацию будут выделены средства и так далее (от редакции: напрашивается вопрос — почему за несколько десятилетий до сих пор не сделан этот проект?).

Что ж, остается пока только посочувствовать жителям Луговой и Лесной и пожелать им терпения и крепкого здоровья.

Поделиться с друзьями
Слава Труду
Добавить комментарий

Каждый комментарий проходит проверку, после успешной модерации он появится на странице публикации.